Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Новости / 2013 / Июль Поиск:

Новости:

20:49 29/07/2013

ССП признал Павла Важенина политзаключенным

Анализ доступных материалов дела позволяет говорить о явной непропорциональности избранной обвиняемому меры пресечения в связи с очевидно небольшой степенью опасности совершённых им действий

Важенин Павел Владимирович родился 16 августа 1979 года в городе Благовещенске Амурской области, на момент ареста проживал в Одинцовском районе Московской области, социальный психолог. Обвиняется по ч. 3 ст. 212 («Призывы к массовым беспорядкам»), ч. 2 ст. 213 («Хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору»), ч. 1 ст. 282 («Возбуждение ненависти либо вражды») и ч. 1 ст. 318 («Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти») УК РФ, с 12 апреля 2013 года находится в СИЗО.

После произошедших 11 декабря 2010 года на Манежной площади города Москвы столкновений футбольных фанатов и националистов с сотрудниками ОМОН, сопровождавшихся, в т.ч. случаями нападения отдельных демонстрантов на проходивших мимо представителей национальных меньшинств, Следственным комитетом Российской Федерации было возбуждено уголовное дело по статьям 112, 115, 116, 212, 213, 282, 318 УК РФ. 28 октября 2011 года по политически мотивированному приговору Тверского районного суда города Москвы были осуждены активисты «Другой России» Игорь Березюк (5,6 лет общего режима), бывший политзек Руслан Хубаев (4 года строгого режима), Кирилл Унчук (3 года общего режима), а также футбольные фанаты Александр Козевин (2,6 лет общего режима) и Леонид Панин (2 года общего режима). Позже, 8 августа 2012 года, в рамках второго процесса были осуждены ещё 4 участника событий на Манежной: Владимир Кирпичников (3 года общего режима), Николай Двойняков (2 года общего режима), Виталий Васин (3 года условно), Григорий Бильченко (2 года условно).

20 января 2012 года в отношении ещё одного фигуранта «Манежного дела», Павла Важенина, было вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого ч. 3 ст. 212 («Призывы к массовым беспорядкам»), ч. 2 ст. 213 («Хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору»), ч. 1 ст. 282 («Возбуждение ненависти либо вражды») и ч. 1 ст. 318 («Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти») УК РФ. 24 января дело в отношении Важенина и неустановленных лиц было выделено в отдельное производство из основного дела № 711829, ему был присвоен номер 459409. Выделенное дело было оставлено в производстве 1 следственного отдела 1 управления по расследования особо важных дел ГСУ СК РФ по г. Москве.

Утром 12 апреля 2013 года, за день до несогласованной акции националистов «День русского гнева», Павел Важенин был задержан сотрудниками уголовного розыска УВД по ЦАО ГУ МВД по г. Москве и доставлен в здание 1 следственного отдела 1 управления по расследования особо важных ГСУ СК РФ по г. Москве. Ему было сообщено о том, что он был объявлен в розыск, после чего 13 апреля Пресненским судом города Москвы ему была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей до 12 мая 2013 года. 30 апреля срок содержания под стражей был продлён до 12 августа 2013 года.

Основания признания политзаключённым: анализ доступных материалов дела позволяет говорить о явной непропорциональности избранной обвиняемому меры пресечения в связи с очевидно небольшой степенью опасности совершённых им действий. Важенину инкриминируется то, что он забрался на парапет и выкрикивал с него лозунги «Пока мы едины, мы непобедимы!», «Россия для русских, Москва для москвичей!», «Мы русские, а значит мы сильнее!», «Православные!» (существование двух последних «лозунгов» вызывает большие сомнения) и др. в ходе событий на Манежной площади. Несмотря на то, что некоторые лозунги, приписываемые следствием Важенину, теоретически могут квалифицироваться по ч. 1 ст. 282, даже они не могут расцениваться в качестве призывов к массовым беспорядкам.

Также Важенин обвиняется в участии в трёх эпизодах столкновения с сотрудниками ОМОНа, пытавшимися разогнать собравшихся в т.ч. резиновыми дубинками, и применении к ним «насилия, не опасного для жизни и здоровья». При этом правомерность действий омоновцев 11 декабря 2010 года в ряде случаев может быть поставлена под сомнение. Это позволяет говорить о наличии признаков самообороны со стороны части обвиняемых по «Манежному делу», по крайней мере, тех, кто, как и Павел Важенин, не был причастен к каким-либо эпизодам насилия по признакам национальной или расовой ненависти в ходе происходивших волнений. Откровенно абсурдным представляется обвинение в совершении хулиганства с применением оружия по наиболее тяжкой из инкриминируемых ч. 2 ст. 213 УК РФ. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого указаны следующие действия, якобы совершённые Важениным и находящимся поблизости от него неустановленным лицом, в принципе не образующие, с нашей точки зрения, состава преступления: «...поднимали с земли комья слежавшегося снега, которые использовали в качестве оружия, и бросали их в сотрудников ОМОН ГУВД по г. Москве».

Действия, аналогичные вменяемым Важенину совершали на Манежной площади сотни людей и привлечение к ответственности лишь их малой части (Важенин – десятый привлеченный к уголовной ответственности в связи с событиями на Манежной площади) не может быть объяснено объективными проблемами и свидетельствует об очевидной избирательности следствия.

О политическом мотиве в деле Важенина прямо свидетельствует то, что он бы задержан за день до несогласованной акции националистической направленности. Задержания по уголовным делам политических и гражданских активистов перед анонсированными оппозиционными акциями осуществлялись как по «Манежному», так и по «Болотному» делам. Важно отметить, что Важенин на момент возбуждения в отношении него уголовного дела находился в Индии, куда ездил в связи с интересом к индийским духовным практикам и культуре. Перемещения Важенина через российскую границу не привели к его аресту, он вплоть до дня задержания не скрывался от следствия и не знал, что, якобы, «разыскивался», а на сайте ГУ МВД по г. Москве информация об объявлении его в розыск появилась не позднее ноября 2012 года. Исходя из этого, можно предположить, что он был объявлен в розыск задним числом для того, чтобы, в нарушении ст. 78 УК РФ («Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности»), сохранилась возможность привлечения к уголовной ответственности в т.ч. по ч. 3 ст. 212 и ч. 1 ст. 282. С нашей точки зрения, дело Павла Важенина относится к категории «Дела гражданских активистов».

Адвокат: Поповский Игорь Олегович.

Павел Важенин отрицает свою вину. Он болен эпилепсией, из-за этого диагноза был освобождён от службы в армии.

Содержится по адресу город Москва, ул. Матросская тишина, д. 18, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по городу Москве.

Письмо политзаключённому можно написать через службу отправки электронных сообщений «ФСИН-письмо»:

http://wr1.fsin-service.ru/Letter-Client/main.html#new_letter

Узнать о ходе уголовного дела или предложить свою помощь можно по телефону 8(906)083-60-09 или по электронной почте [email protected]

Ссылки на интересные публикации в СМИ:

http://lenta.ru/news/2013/04/12/vazhenin

http://grani.ru/Politics/Russia/Politzeki/m.213671.html

http://www.kasparov.ru/material.php?id=51696968D822C%E2%80%8E

Ссылки на правозащитные и общественные заявления в поддержку Павла Важенина:

http://rosuznik.org/arrests/vazhenin

Дата составления справки: 22.07.2013

Союз солидарности с политзаключенными


Читайте также:

01/11/2011 Членов «Другой России» обвинили в организации беспорядков на Манежной площади   -   Главное /

28/03/2011    -   Дела / Дела и судьбы /

Архив новостей    

АКЦИЯ В ПОДДЕРЖКУ ДОНБАССА:

Сбор гуманитарной помощи осуществляет движение Интербригады (от Лимонова).

Введите сумму пожертвования и номер телефона:


ДА
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Владимир Буковский

4 ареста "за агитацию"

Процесс над Буковским состоялся 5 января 1972 в Московском городском суде. За "антисоветскую агитацию и пропаганду" его приговорили к 7 годам заключения (с отбыванием первых двух лет в тюрьме) и 5 годам ссылки — максимальный срок наказания по статье 70 ч.1. УК РСФСР.









Ссылки