Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2014 / Март Поиск:
8 Марта 2014

Анна Каретникова: Все, что вы хотели узнать о СИЗО-3, но боялись спросить

Ну, не всё, конечно, я там второй раз в жизни. Поэтому буду писать достаточно мягко. Сигналы оттуда - очень нехорошие. Но понятно, что приездами ОНК под видеорегистратор сигналы такого рода не проверяются. А так - может, проверим. А вот условия содержания приездами ОНК проверяются хорошо. Вот давайте по порядку, театр начинается с вешалки.

Фото gulagu.net

Бюро передач. Не как мое любимое в СИЗО-1, но и кошмара нет. А вот и листок на стене: книга жалоб из окошка выдается по первому требованию. Произношу первое требование: дайте, пожалуйста, книгу жалоб. На меня смотрят изумленно. Книгу, пожалуйста, дайте. Вот будет с 14.00 прием руководителя, подходите туда. Хм... что? Говорю третье требование, поясняя, что оно уже не первое, а третье, а в листочке обещали по первому: дайте, пожалуйста, книгу жалоб. Дай ей книгу...

Ну немудрено, что в книге за два года примерно пять благодарностей и одно проклятье. Если всех обратившихся-то на прием к руководителю вместо выдачи книги посылать, каковой прием через два часа. Написала в книге запись, что так делать не надо.

Проходим КПП, сотрудник: а сумки-то вы оставите здесь в железном шкафу. Я: но там мои законы, в этом пакете. Он: Пакет можете взять, раз там законы, а личные вещи - оставите в шкафу после досмотра. Зоя, спасибо ей за проверку, сердится. А мне интересно. Говорю: какие тогда вещи я не могу с собой взять? А вот сумочка у вас маленькая. Я говорю: там паспорт, мандат, ингалятор, духи, зеркало, сигареты. Они мне нужны. Почему большой мешок можно пронести, а сумочку - в ваш шкаф положить надо?

Он: а вы в карман суньте. (! :)))) А сумочку - оставьте. Видите, на стене приказ начальника висит? Там написано - сумки оставлять в шкафу.

Подхожу, смотрю приказ. Зоя: а почему во всех других СИЗО не так? Вы не Управлению подчиняетесь?

Задумался: а у нас усиление! Я: на основании этого приказа? Он: конечно!

Говорю: у вас усиление с 9 июня 2013 года??? Вы точно в своей какой-то системе работаете... Странно. Можно я личные вещи с собой возьму, до уточнения обстоятельств? Может, тут война, наводнение (как потом выяснится - наоборот) и другие чрезвычайные ситуации. Я тут же всё положу в железный шкафчик.

А вот честно - я от этого устала. Да, смешно-то оно смешно, но почему не проинструктировать людей так, чтобы они не говорили глупости откровенные? Ладно, неважно...

Тут, слава Богу, приходит за нами уважаемый сопровождающий Панасенко Олег Борисович, заместитель начальника по режиму, майор внутренней службы. И следуем мы в кабинет руководителя, Комнова Дмитрия Викторовича, товарища подполковника названной службы. Мы раньше часто встречались в СИЗО-4. Тогда у него было больше времени на общественных наблюдателей и он как-то был более любезен, мне показалось. Но теперь он - руководитель, это совершенно объяснимо. Задаем быстро пару вопросов: голодовки? лимитперелимит? покушения на суицид? план на вывоз в СИЗО-1 и 2? Идем на проверку по камерам.

Весь коридор завален пустыми сигаретными пачками. Зоя интересуется, почему. Была техническая проверка. Очень интересно. А зачем пачки выкинули? Они из них клеят столы и стулья. Да? А есть такие столы и стулья, скажем, в музее? Мы что - должны дождаться, пока они их склеят? Хе-хе... а откуда вы тогда знаете, что они их склеят? Ну ладно, мы ж туристы...

На стенах в камерах то никакой информации нет вообще, то я вижу, что реально после моего прошлого прихода люди наклеили раздел девятый ПВР. Честь и слава. Не всюду. Где-то его, возможно, не было. Где-то он отодран. Но действительно клеили. Сейчас надо заменить. И права повесить наконец, статью из раздела 103-ФЗ, а также пункт 13 ПВР. Про административный регламент никто, похоже, в СИЗО не слышал. Руководство не слышало точно. СИЗО 1, 2, 6 слышали - третий не слышал. Журнал для регистрации жалоб и заявлений ПОО не приносим. Про устные заявления и что их надо регистрировать, сотрудник на корпусе слышит первый раз. Но отдаю должное - интересуется. Вопросы задает. Объясняем, как это делать. Просим принять и зарегистрировать первое за историю учреждения устное заявление. Мы совершаем этот прорыв. Какие-то заявления - регистируются. Но очень существенная часть в журнал не попадает, помощь - не оказывается, судя по опросам. И не надо, блин, от себя граф заводить в журнале! Я оставила вам приложение 5 к ПВРН. Товарищ майор, не надо заводить никакие лишние графы, вы - не Минюст. Показываю заключенным в камере журнал: знаете эту книгу? Да-да-да! Как она связана с вашими заявлениями? Да никак... А что это такое вообще? Ну как... журнал дежурств! Да не, журнал дежурств не такой, вон он.

Нет, это журнал регистрации ваших заявлений. А их что, регистрировать должны? Ну да, вот здесь, под вашу подпись. А... а что нам никто не сказал? Так вот ты какой, журнал регистрации... До вас права ваши доводили? Нет, такого не помним. Впрочем, что-то в карцере всё время рассказывает радио. Но это сначала в карцер надо попасть. ПВР видели? Ну да, вон, на стене висит. Вот эти 4 страницы? Нет, в ПВР их 35. А где их взять? По закону? в библиотеке. А там есть? мы хотим! Сейчас посмотрим. Пошли в библиотеку.

Там такой библиотекарь. Сотрудник. Слабослышащий. Ему положено быть интеллигентом, он же библиотекарь. Он там всякие истории рассказывает, как смешные заключенные пишут заявления "просим книгу "Побег из Шоушенка" со всеми новейшими планами побега". Думают, вдруг он не сотрудник, а заключенный, и им поможет. Ох уважаемый, над вами пошутили. Что ж вы юмора не понимаете? Или это обычные смефигочки для туристов? Смеемся вместе с вами. В библиотеке вопреки требованиям закона отсутствуют ПВР СИЗО УИС и 103-ФЗ, которые оттуда должны выдаваться. Да, кто его читает, этот закон... Священный Коран там отсутствует тоже. А в СИЗО 80 % неславян. ПВР и ФЗ? Отлично, окажите нам такую гуманитарную помощь. Нет, это вы должны поставить перед руководством вопрос о том, что нарушается закон. Я? Вы.

Библиотека работает плохо. Жалобы на библиотеку. Нет этих, как они называются? листочков с предложениями выбрать книгу из 100-200 наименований. Люди просят книги о тюрьме. Конкретно. Они в первый раз в тюрьме, им интересно. Если вы ПВР им не выдаете - даешь книжки о тюрьме. Их тогда с другой стороны учить будут. У кого в следующий раз телефон проплачивать - у оперов или у положенцев, чтоб по статусу не накосячить. Ох, немножко надоело.

Смотрим заявления на библиотеку. Дайте мне русско-таджикский разговорник. Вот человек пишет заявление на начальника: хочу книжку, а еще написал 3 заявления, меня не осматривает врач. Это заявление попадает в библиотеку. Члены ОНК понимают, что никакой начальник это заявление не рассматривал, а всё это делается иначе, но так сделайте тогда копию, отдайте в медчасть. Не, это не нужно никому. Хорошо, члены ОНК сами сходят в эту камеру и позовут врача, им не лениво. Как до этого человека довели его права, что он по двум проблемам одно заявление пишет?

Уважаемый библиотекарь, "да я всех тут подписываю за свой счет на газету, а мне никто не благодарен". Не смущает, что "Метро" - бесплатная газета? Меня - смущает. За вас смущает.

Грустно... грустно. Вот наш сопровождающий Олег Борисович сообщает, что ходить с нами больше не намерен и не хочет. Сначала вступает в споры в камерах, отвечает нам вместо заключенных, потом берет себя в руки, говорит сначала: "лучше я буду молчать", потом - "лучше я вообще уйду". Чтоб этого не видеть. Как мы говорим с ПОО об их проблемах. Вот товарищ капитан с видеорегистратором исключительно любезен и спокоен, на вопросы и просьбы отвечает по делу, можем и парой фраз перекинуться, только по работе. Очень конструктивное взаимодействие. Мне лично нравится.

Ой, сутки нет холодной воды. Авария. Это - к вопросу о наводнении. Это всё нормально, считает Олег Борисович, остудят воду, если надо, нет проблем. Это сколько ж они должны воды остудить, чтоб, извините, в унитазе смывать? В камере 15 человек. Это не нормально, нештатка это. Пусть не по вашей вине. Сказать - нельзя, видимо, члены ОНК должны самостоятельно бачок дергать... Что это за военная тайна?

А вот такие игры я не очень люблю, извините. Вы из камеры унесли телевизор? А там не работает радио. Когда есть ТВ, меня не интересует радио. Когда нет ТВ - радио общественных наблюдателей интересует, радиодинамик ПВР предусмотрен. Полгода уже не работает, говорят. Я прошу: включите радио, если работает. Я пять раз прошу: включите радио. Что-то мы ходим там по коридору... Мы дальше пойдем, или будем включения радио ждать? Включения радио, конечно. Мы пока тут про ведение журнала побеседуем. А, блин, Лондон - Парижу: включите радио.

Беседуем про корректную регистрацию в журнале с сотрудником. Вот, заходите, радио работает. Реально, работает. Всё, пошли отсюда на другой этаж. Вот видите?! а вы нам не верили... Стойте. То есть пойдемте. В этой камере есть ТВ и никто на радио не жаловался. Члены ОНК не просили открывать эту камеру. Вопросы по радио были в другой камере, вы утверждаете, что всё включили централизованно, пойдемте туда. Кормушку откройте. Работает радио? Да нет, никогда не работало. Заходим. Не работает. Давайте на видеорегистратор запишем: не работает. Ти-ши-на.

Не, члены ОНК - туристы. Но у них точно с головой, на взгляд сотрудников СИЗО-3, не в порядке? Они одну камеру от другой не отличают? Цифры не различают? В блокнотик ничего не записывают? Грустно, грустно. Почему такое мнение о членах ОНК? Мы дали повод? Радио почините. Вся спецоперация только чтоб радио не чинить? Да пошлите жулика - починит. Проблем-то...

А вот новая тема. Члены ОНК обожают, когда перед ними и уважаемыми сопровождающими офицерами выстраиваются ПО и говорят: всё отлично, о нас очень заботятся, проблем никаких, зубы ни у кого не болят! Что? зубы не болят... что-то новенькое... зубы?

Спрашиваю Олега Борисовича: путем исключения я правильно поняла, что в СИЗО нет сейчас стоматолога? Да, блин угадала. Да, в СИЗО-3 уже полтора месяца ВООБЩЕ НЕТ СТОМАТОЛОГА. Обалдеть 1360 человек, стоматолога нет. А мы их вывозим. Да ну? Куда там вы их вывозите, скольких? Нереально вывезти нуждающихся. У вас сотрудников столько нет. Ой, кто-нибудь, позвоните кому-нибудь (с) - пусть найдут нам стоматолога. Слушайте, а вы сами кому-нибудь куда-нибудь по этому поводу звонили? Не, это не мы теперь, это МСЧ, это к ним вопросы. А вы слышали такое "никто не может быть подвергнут жестокому и бесчеловечному обращению"? Как вы думаете, откуда я сейчас цитирую? Да нет, не из ДСП известного... Тут статус-то повыше. Это ваше дело - найти стоматолога. Это в вашем СИЗО содержатся люди, нуждающиеся в помощи. Что у нас, начальники СИЗО решили, что если медицину в МСЧ передали, то с них ответственность снялась? Глубоко ошибочная точка зрения.

Я не про всё сейчас пишу, что увидела. Действительно я там второй раз, никто из руководства разных СИЗО с первого и второго раза не понял, почему надо с нами нормально разговаривать. Нигде ничего не было без проблем. Но всё же...

Вовращаемся с территории. Вот, идите сюда, пишите отчет, начальник занят, это мы понимаем, это он, наверное, до сих пор ищет, должны ли быть в карцерах розетки, мы его озадачили. Блин... я ведь не просила чаю, я не просила даже воды, приехав, но ведь вы нам не показали даже, где ПОМЫТЬ РУКИ. А мы ж из тюрьмы пришли... я не сталкивалась с подобным до сих пор. Вы думаете, мы вас просить или спрашивать будем? Нет, мы не будем. Есть некая этика - вы решили нам показать, где наше место, судя по всему? Мы так напишем и так уйдем. Нивапрос вообще. Мы написали. Посмотрим, изменится ли что-то в вашем третьем изоляторе, я вижу, что в прежних отчетах в Книге наших коллег что-то отчеркнуто и кому-то поручено. Дай Бог, чтобы так. Впредь планирую у вас бывать часто, по вам - очень нехорошие сигналы. Под Новый Год, вот теперь - новый уже. Я их проверю неформально. Не надо бы забывать, если можно, предложить общественным наблюдателям помыть руки, ну, есть такая традиция. Вот пообедать нас звал товарищ капитан, врать не буду. Извиняюсь, у нас времени мало было. А так мы ходим на обед, иногда. Потому что интересно пообщаться чуть-чуть.

Нет, я баланду ем. И мне такой Олег Борисович: а что это вы из бачка берете ложкой (чистой!), это ж еще будут по камерам раздавать? Не поняла. Я оттуда брала, а не туда плевала. Вы за что мне сделали демонстративное замечание? Идем дальше - ремонт, и вся дрянь, вся штукатурка и краска в открытые бачки с обедом летят. Мне сделать вам замечание? Зоя сделала. Я молчу. Извините, у меня горечь от вашей еды во рту до сих пор. От капусты как бы с мясом. Она должна быть горькой? В камере: обед понравился? мне - не очень. ПиО: вы ЭТО ели? Нет, СЕРЬЕЗНО? Не побоялись? А хотите сыру... колбасного?

Уважаемые, у вас человек на голодовке. Он вор, он не блефует, он себе фалангу пальца кормушкой оттяпал. Вот огорчила его несправедливость приговора, хоть и небольшого, - и он прав, если верить идиотской истории, на нем палку сделали. Но это неважно. Увозите его, если можно, вы не знаете, как с этим обходиться, СИЗО-3. Он сказал, что глаз себе выколет. Да, если я не ошибаюсь в людях, выколет. И подохнет там. Спасибо, что услышали. Везите в СИЗО-2, например. Там пообщаемся.

А мне говорят: он конфеты хавает, мы заактировали. А он: перевели в камеру, конфеты в заначке лежали, я не видел.. Через десять минут после перевода - шмон, ох, конфеты. Уважаемые. Что я думаю по этому поводу - я расскажу потом. Я бы верила сотрудникам здесь, если б самолично я продукты заначенные явно не ими при проверках из камер голодающих не выкидывала. От которых голодающие были в шоке. Ох, банка мёда на донышке. Мёд есть - ложки нет. Я понимаю вашу игру: одни прячут, другие ищут. Все довольны. Но голодовка - это не тот случай. Это человек здоровьем и жизнью рискует. Не надо ничего ему туда подкладывать. Просто ставьте видеокамеру. Будем тогда предметно разговаривать. Если он ест - то он ест. И голодовочное законодательство прочтите, пожалуйста. Страшно слышать, что вы говорите. :(

Регламент надо в карантине повесить. И права заключенных - всюду. Про розетки - сказано. Говорят, хозотряд у вас хороший, всего 10 человек недобор. И хамили бы всё же меньше, а то в следующий раз буду цитировать дословно. Попросила ксерокс, отчет сохранить: у меня тут нет ксерокса. Рабочий день закончился! Хорошо, нет так и нет, мне не лень еще раз всё повторить. Повторяю. Мы пытаемся что-то объяснить, понять, - Олег Борисович по мобильнику разговаривает. Классно повзаимодействовали.

Хотите, Олег Борисович, я вам подарю ксерокс? С картриджами? И будет у вас. Да, нам другие изоляторы тоже хамили до поры, но они хоть так не косячили. А у вас и то, и то. То и другое сразу нельзя. Надо соблюдать федеральное законодательство и первоначальную этику отношений.

Ничего не соблюдаете. Законы не читали. Слышать о них не желаете. Ну, ваше дело. Вам жить. Мы в СИЗО-7 приехали, их тоже вниманием не балуют, я - во второй всего раз. Мы с этим хамством там не столкнулись пока. А ведь был выходной, людей с отдыха выдернули. Нет, не было там подобного. Хотите хамить - так соблюдайте закон и вот тогда уж шлите наблюдателей нафиг смело беспрепятственно. Неа, вы точно не УФСИН подчинены там, в СИЗО-3, со своим усилением с 2013 года...

А вот кто порадовал сегодня - дежурный управления, который при подаче уведомления меня с 8-м марта поздравил. Я прямо не думала, что расчувствуюсь от дежурного праздника. А он: и чтоб сотрудники вас не обижали, и спецконтингента приличного, и счастья вам вообще... СПАСИБО! Я еще минут десять сидела и осмысляла. Вот я тоже иногда еще испытываю эмоции. От этих поздравлений - испытала. По делу они были. Вот, кто-то не думает, что я не женщина, а член ОНК (с). Товарищ майор, спасибо, мы знакомы только по телефону, но мне было очень и очень приятно.

Ну что, СИЗО-3, давайте конструктивно повзаимодействуем на предмет соблюдения прав человека. У вас плохо с этим соблюдением этих прав, вы на них вообще забили. Извините.

Блог Анны Каретниковой




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Станислав Караванский

25 лет за антисоветские лозунги

Караванский прошел лагеря Колымы, Печоры, Тайшета, Мордовии. Амнистия 1954г., по которой срок его уменьшался вполовину, освободила его лишь в 1960г., на 17-ом году заключения.









Ссылки