Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2013 / Июль Поиск:
5 Июля 2013

Два шага Юрия Староверова, или Кому жмет честь мундира?

Нашумевшее «дело 15 сентября» о причинении боли прапорщику ОМОНа Лебедеву в ходе митинга 15 сентября, похоже, станет еще громче, благодаря документам, полученным стороной защиты.

Многие граждане России уже наслышаны о том, как в Нижнем Новгороде ОМОНовец, нанесший удар девушке-оппозиционерке на митинге, вместо скамьи подсудимых угодил в потерпевшие. Следственный комитет, несмотря на отсутствие заявлений со стороны прапорщика Лебедева и рапортов об обнаружении признаков преступления, возбудил дело в отношении активиста «Другой России» Юрия Староверова, защищавшего от избиения школьного учителя, фотографировавшего акцию, обвинив активиста в умышленном и целенаправленном причинении боли Лебедеву.

Сторона защиты в ходе предварительного расследования заявляла о многочисленных злоупотреблениях, допущенных Следственным комитетом. А 18 июня в облпрокуратуру с коллективной жалобой на систематические нарушения уголовно-процессуального законодательства следователем Сергеем Малаховым, совершенные в ходе допросов, обратились восемь свидетелей защиты. Свидетели заявили о том, что Малахов искажал их показания, задавал наводящие вопросы и отказывался приобщать к материалам дела схемы и иные документы, свидетельствующие в пользу невиновности Староверова. Правда, и приобщение документов, например, результатов расследования «Комитета против пыток», не повлияло на обвинение — следователь попросту проигнорировал «ненужные» доказательства.

В течение месяца обвиняемый пытался ознакомиться с материалами проверки № 733 ск-2012 года, проводимой в рамках расследования событий 15 сентября, но из дела следствием удаленной. Староверов заявлял, что, вероятно, материалы данной проверки содержат доказательства, противоречащие выдвинутому против него обвинению. На подобные мысли наводили как следы, оставшиеся в ряде документов дела, так и странное поведение следователя, который наотрез отказывался предоставлять эти материалы заинтересованным лицам, перенося под самыми разными предлогами встречи, а порой и убегая из служебного кабинета от заявителей и их представителей.

На минувшей неделе, через суд, Староверову с этими материалами все-таки удалось ознакомиться. В настоящее время часть из них доступна на сайте «База для люстрации по Нижегородской области». Чтиво для юриста захватывающее. Если Староверов хотел найти свидетельства нарушений при расследовании, то их выявилось в достатке. Большой интерес представляет и то, что, похоже, за «делом 15 сентября», стоят фигуры руководителей Следственного комитета и ГУВД Нижегородской области.

Как выясняется, события 15 сентября вызвали резонанс не только в нижегородской прессе, но и в окружении министра МВД РФ Владимира Колокольцева. Его первый заместитель, тогда генерал-лейтенант, а в настоящее время генерал-полковник полиции Александр Горовой после событий на митинге поручил начальнику областного ГУВД Ивану Шаеву провести собственную проверку законности действий сотрудников полиции. Результаты этой проверки вместе с сопроводительным письмом Шаев отправил начальнику главного управления охраны общественного порядка МВД РФ генерал-лейтенанту Юрию Демидову уже 20 сентября.

Сама же проверка проводилась, судя по документам, под строгим контролем Шаева. 17 сентября лично на его имя, минуя субординацию, направили рапорты сержант Александр Борисов и оперуполномоченный «Центра по противодействию экстремизму» ГУВД майор Василий Степнов. Борисов сообщил, что вместо Староверова на его напарника Лебедева нападала Екатерина Зайцева. Трудно удержаться от цитирования красочного повествования сержанта: «Я, подняв голову, увидел, как на прапорщика Лебедева И.В. сзади набросилась женщина и начало руками давить на шею». Степнов же сообщил, что 15 сентября был на площади Свободы и видел, как Староверов «обхватил со спины руками сотрудника ОМОНа за шею и стал его душить, при этом шатая из стороны в сторону, стараясь повалить сотрудника ОМОН с ног».

В том числе он видел, как удар дубинкой пришелся «по руке Зайцевой», а не по ее голове. Общественное же расследование гражданского журналиста Станислава Власова зафиксировало, что Степнов находился на противоположной стороне сквера и не мог видеть происходящего, поскольку обзор ему скрывал монумент героям и мученикам 1905-го года. Зато оперативник предложил свидетелем событий активистку «Молодой гвардии «Единой России» Веру Исмятулину, ставшую позже, в ходе расследования уголовного дела, ключевым свидетелем, поскольку ее показания ничем не отличались от позиции следователя. К слову, Исмятулина стояла в ходе задержаний 15 сентября рядом со Степновым, мило с ним общаясь, как активисты выяснили в ходе просмотра видео- и фотоматериалов с митинга. Так же как и Степнов, инцидент с избиением Мясковского и Зайцевой Исмятулина видеть не могла. Все действия от нее скрывал монумент в центре сквера.

Вместе с заявлением Лебедева о нападении на него «неизвестной женщины» (несмотря на то, что 15 сентября в заявлении на имя начальника отдела полиции № 5 он называл ее имя — Зайцева Екатерина), которая «сорвала шлем с моей головы и сразу же нанесла мне несколько ударов по голове и телу, причинив физическую боль», Шаев направил письмо первому заместителю руководителя Следственного управления Нижегородской области Леониду Денисову. В письме генерал прямо сообщил, что на прапорщика Лебедева напали Зайцева и Староверов (и это до завершения внутренней проверки), и попросил Следственный комитет «провести проверку изложенных фактов». При этом указал, что «Зайцева Е.И. и Староверов Ю.В. являются постоянными участниками несанкционированных мероприятий, ранее неоднократно привлекались за неповиновение законным требованиям сотрудников ОВД, нарушение установленного порядка проведения публичного мероприятия». Можно ли дать более ясное указание включить «пресс»?

Денисов поручил подчиненным направить рассмотрение дела в СК Нижегородского района и регулярно докладывать о ходе проведения проверки. Но почему-то СК не поспешил разуверить Шаева в невиновности его «бойца» Лебедева и упорно начал искать преступления там, где их не было. Напротив, создается впечатление, что были приложены все усилия для того, чтобы «отмазать» прапорщика и обвинить участников митинга. Судя по действиям следователя, ему был дан «зеленый свет», отчего и появилось в деле огромное количество нарушений уголовно-процессуального законодательства.

Если события преступления нет, то даже и «профессионалам кройки и шитья из Нижегородского СК», как выразился Староверов, дело состряпать не так-то просто. Видимо, осознавая масштабы предстоящего «шитья», и возрастающую вместе с этим ответственность, расследование «дела 15 сентября» поручили самому мельчайшему в следственной системе человеку, который в одиночку (!) был вынужден проводить проверки по десятку заявлений — как со стороны полиции на граждан, так и со стороны граждан на полицию. По ряду заявлений попросту не было проведено никаких следственных действий, по основному же эпизоду обвинение, в соответствии с новыми доказательствами и свидетельствами, менялось несколько раз.

Например, свидетель Борисов в рапортах, написанных сразу после митинга, говорит о нападении на Лебедева Зайцевой, которая душила его. При этом никаких ударов Лебедев, судя по рапорту, дубинкой окружающим не наносил. По словам Борисова, он вообще не доставал дубинку из палкодержателя во время задержаний, и только граждане, пытавшиеся ее отобрать у прапорщика, вынудили его «вывернуться» и «освободиться от захвата». О действиях Староверова, легших в канву обвинения по уголовному делу, Борисов не сообщает ничего. В объяснении 21 сентября в рамках доследственной проверки Борисов утверждает, что за шею Лебедева хватал уже Староверов. 4 октября наш сержант на дополнительном опросе сообщил, что Староверов хватал за шею не Лебедева, а все-таки его: «Он сначала держал меня за шею, потом принимал участие в попытке сбить с ног Лебедева. Именно после этого момента с Лебедева Зайцева сорвала шлем». Но после возбуждения уголовного дела все это сменила фабула о причинении боли путем прижимания к головы Лебедева к груди Староверова вместе с произведением «не менее двух шагов».

Расследование и его результаты с 19 сентября находятся на личном контроле заместителя главы областного СК Олега Лебедева. Способствовало ли это качественному расследованию? Глядя на материалы дела, можно уверенно сказать, что нет. Напротив, дело изобилует немыслимым количеством ошибок, в том числе, делающих, по мнению защиты, ряд доказательств недопустимыми. Вскоре процесс перейдет в суд и станет, похоже, резонансным. Будет ли суд защищать или наказывать невиновных граждан?

Олег Астраханцев, «Новая газета» - 5 июля 2013 г.




Архив публикаций    
Читайте также:

29/09/2013 Юрия Староверова обвинили в применении насилия в отношении полицейского   -   Главное /

Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Станислав Караванский

25 лет за антисоветские лозунги

Караванский прошел лагеря Колымы, Печоры, Тайшета, Мордовии. Амнистия 1954г., по которой срок его уменьшался вполовину, освободила его лишь в 1960г., на 17-ом году заключения.









Ссылки