Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2013 / Март Поиск:
6 Марта 2013

Сергей Фомченков: Тюремные врачи и клятва Гиппократа

4 марта мы были с дочерью на коротком свидании с Таисией в областной больнице Тверского УФСИН в городе Торжок.

Из женского лагеря в Вышнем Волочке Таисию туда вывезли в ночь на 16 февраля. От Волочка до Торжка расстояние 70 километров. Примерно столько же ещё от Торжка до Твери. Но заключенных женщин везут этапом из колонии через Тверь, делая крюк в 140 км. Поэтому Таисия приехала в лечебное учреждение лишь спустя шесть дней, побывав ещё в СИЗО Твери.

Федеральное казенное лечебно-профилактическое учреждение «Областная больница Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Тверской области» - именно так оно официально называется, находится на окраине города Торжка. Совсем недалеко располагается ИК-4 – мужской лагерь для заключенных, где отбывал свой срок Сергей Мохнаткин.

Больница системы исполнения наказания, это не совсем больница в обычном понимании этого слова, а именно «учреждение» лагерной системы со всеми необходимыми атрибутами – забор с колючей проволокой, вышка около входа и т.п.

Таисию привезли сюда на «обследование» только после того, как появилась информация в СМИ о ситуации с медчастью в колони Вышнего Волочка, и о том, что Таисии там перестали выдавать необходимые ей лекарства. Мне тогда позвонили из аппарата уполномоченного по правам человека Лукина, а в колонию приехала высокая комиссия из системы ФСИН и Таисию пообещали отправить на «обследование»

Слово «обследование» я пишу в кавычках, потому что необходимого обследования как такового в этой тюремной больнице не проводится. Ещё до приезда сюда появилась информация, что там нет даже врача-эндокринолога, то есть специалиста, способного диагностировать заболевания вроде сахарного диабета, которым больна Таисия. Оказалось, что это действительно так, и лечащий врач (хочется слово «лечащий» тоже заключить в кавычки) просто не знает какие анализы и тесты надо проводить для диагностики данного заболевания. Доходит до смешного. Таисия сама объясняет врачу, что необходимо делать для диагностики. Врач после этого звонит кому-то, советуется и в итоге соглашается с ней. Но тем не менее, за 10 дней нахождения в тюремной больнице Таисии, например, так и не сделали глюкозотолерантный тест (сахарная кривая), что является самым первым из методов диагностики сахарного диабета. При всем при этом ей в больнице назначили пить таблетки, снижающие уровень сахара в крови, что делает совершенно бессмысленным проведение любых тестов и анализов, потому что невозможно замерить сколько организм сам вырабатывает инсулина, и соответственно трудно установить тип сахарного диабета и степень тяжести заболевания.

В целом поведение всех врачей в системе исполнения наказания можно охарактеризовать как равнодушное. Основная установка (по всей видимости, она прочно засела в головах у большинства тюремного медперсонала) – заключенный по определению симулянт и выдумывает себе заболевания, чтобы избежать наказания. Врачи занимаются не установлением диагноза и назначением лечения, а доказыванием противоположного – заключенный ничем не болен, а если и болен, то чуть-чуть. Йодом помажем, и пусть сидит дальше…

Таисии приходится со скандалом добиваться осмотра её различными врачами. При этом все делается абсолютно формально. Про то, как ей проводили УЗИ внутренних органов, она пошутила, что можно подавать заявку в книгу рекордов Гиннеса, ибо с такой скоростью никогда ещё УЗИ ей не делали. Впечатление, что врач, проводивший УЗИ, заранее знает результат и просто для вида совершил необходимые манипуляции.

В тюремной больнице в Торжке Таисии разрешили пользоваться медикаментами, которые я ей передал ещё в лагерь. Эти таблетки так и путешествовали за ней по этапу из Волочка, через Тверь в Торжок. Разрешили, т.к. собственные препараты у них отсутствуют.

Сама Таисия уже не видит смысла нахождения в больнице УФСИН, убедившись в том, что никто не собирается по-настоящему её обследовать, устанавливать диагнозы, назначать лечение. Она уверена, что диагнозы будут написаны так, как нужно тем, кто её сажал, ибо тюремные медики лишь часть лагерной системы и работают по её правилам. Что такое клятва Гиппократа они вряд ли помнят.

Опубликовано на странице Сергея Фомченкова в «Facebook»




Архив публикаций    
Читайте также:

31/12/2011 В Смоленске арестована Таисия Осипова   -   Главное /

05/02/2011 Дело Таисии Осиповой   -   Дела / Дела и судьбы /

АКЦИЯ В ПОДДЕРЖКУ ДОНБАССА:

Сбор гуманитарной помощи осуществляет движение Интербригады (от Лимонова).

Введите сумму пожертвования и номер телефона:


ДА
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Урицкий М.С.

Бежал из ссылки

Урицкий смотрел за положением на централе, от имени арестантов раскидывал рамсы с администрацией, добился свободного передвижения по некогда режимной тюрьме. Он мог зайти в любую камеру, он был в курсе всех дел... В то время, по словам очевидцев, "истинным хозяином тюрьмы был Урицкий, а положение на централе было наилучшим".









Ссылки