Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2011 / Сентябрь Поиск:
21 Сентября 2011

Может быть, проще запретить Жириновскому произносить слово «русский», особенно перед выборами

Филолог Максим Кронгауз — о лингвистических особенностях предвыборной борьбы

Предупреждаю. Я хороший. Я за хороших. Но я против лингвистической экспертизы по статье 282 УК РФ, даже если она в пользу хороших. Потому что это вранье. За хороших можно бороться и с помощью вранья, но вот наука (а лингвистика — наука) врать не должна.

В статье 282 говорится о наказании за «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации».

Статья изначально вызывает вопросы. Даже очевидный призыв «Бей ...» то «возбуждает», то «не возбуждает», в частности, в зависимости от того, что считать социальной группой. Но перейду к делу.

На днях произошло сразу несколько событий. Во-первых, партия ЛДПР пошла на выборы под лозунгом «ЛДПР за русских». Во-вторых, за этот лозунг правозащитники собрались подавать в суд на Жириновского. В-третьих, лингвистическая экспертиза признала, что лозунг «Русские, вперед!» в условиях несанкционированного митинга, прошедшего 11 декабря 2010 года на Манежной площади, был провокационным. В-четвертых, те же эксперты установили, что высказывание «Я — русский человек» является нейтральным, так как не воздействует на психику. Не уверен, что в последнем случае речь идет именно о 282-й. Но в любом случае лингвистическая экспертиза признала провокационность, а она этого делать тоже не должна.

Итак, если ЛДПР за русских, есть ли в этом разжигание и возбуждение? С одной стороны, нет, потому что высказываются только позитивные эмоции — «за», а не «против». С другой стороны, просто так «за» не говорят, а только в ситуации противопоставления. Если за Петю, то против того, с кем у Пети спор. С одной стороны, если бы это по-русски вдруг сказал Барак Обама, то мы бы были довольны, тем более что русскими иногда называют всех граждан России. С другой стороны, поскольку это «сказал» Жириновский, то мы-то с вами понимаем, что он имел в виду. Но, может быть, тогда проще в судебном порядке запретить Жириновскому произносить слово «русский», особенно перед выборами. Хотя это все-таки слишком.

Дело с Манежной тоже не вполне ясно. В лозунге «Русские, вперед!» эксперты увидели провокационность. Но в условиях того митинга любой лозунг мог бы считаться провокационным. Скандирование одного слова «русские» выполняло бы ту же функцию. Не понятна и логика экспертов, признавших высказывание «Я — русский человек» нейтральным (так как оно не воздействует на психику). Я представляю себе ситуацию и интонацию, когда эта фраза звучит угрожающе, и тем самым «воздействует на психику». Вот, например, толпа скандирует: «Мы — такие-то!», «Мы — такие-то!». По-моему, страшно.

На основе непроверенной информации из СМИ трудно делать конкретные выводы. Скажу в целом. Статья 282-я работала бы, если бы речь шла о призывах и четкой определенности групп, которые нельзя затрагивать публично. Ее формулировка обязана быть понятной не только специалисту, но и всем говорящим по-русски. Теперь же мы оказались втянуты в некую юридическую игру. Прямые призывы запрещены, их и не используют. Зато используют подтекст, намеки и умолчания. Запрещать подтекст бессмысленно. Если он кому-то нужен, он просто будет уходить все глубже. Ввести же запрет на публичное использование названий национальностей наше общество вряд ли готово. Журналистам, пишущим о преступлениях, уже было рекомендовано не называть этническую принадлежность преступников, но это не соблюдается.

Кто-то еще помнит времена советской цензуры. Плохого цензора можно было обмануть, а хорошего нет. Хороший на всякий случай запрещал всё. Особенно прозаику Сидорову и поэту Петрову, потому что они по определению ничего хорошего про советскую власть сказать не могли.

Экстремизм, конечно, надо запрещать. И возбуждение ненависти, и призывы к ней тоже. А подтекст, умолчание, подмигивание — нет. Потому что один эксперт напишет, что обвиняемый подмигивал, намекая, — и значит, возбуждал, а другой — что у обвиняемого непроизвольно дергался глаз. В общем, просто не пишите экспертизы про «возбуждение». Берегите себя.

Автор — директор Института лингвистики РГГУ

«Известия» - 19.09.2011




Архив публикаций    
Читайте также:

01/11/2011 Членов «Другой России» обвинили в организации беспорядков на Манежной площади   -   Главное /

28/03/2011    -   Дела / Дела и судьбы /

АКЦИЯ В ПОДДЕРЖКУ ДОНБАССА:

Сбор гуманитарной помощи осуществляет движение Интербригады (от Лимонова).

Введите сумму пожертвования и номер телефона:


ДА
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Иосиф Бродский

Осужден за тунеядство

Все свидетели обвинения начинали свои показания со слов: «Я с Бродским лично не знаком…», перекликаясь с образцовой формулировкой травли Пастернака: «Я роман Пастернака не читал, но осуждаю!..»









Ссылки