Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2011 / Февраль Поиск:
23 Февраля 2011

Пыточный фон российской юстиции и пенитенциарной системы

Материалы к общественной дискуссии посвященных проблеме пыток в правоохранительных органах и пенитенциарной системе

(21 февраля 2011, Музей и общественный центр им. А.Д. Сахарова)

Мы представляем только некоторые примеры безнаказанной пыточной практики.

Первый относится к зверскому избиению восьми молодых людей в ОВД Сокольники 4 апреля 2008 г. После трёх лет следствия, несмотря на огромный резонанс, дело в отношении «неустановленных» милиционеров было прекращено «за отсутствием СОБЫТИЕМ ПРЕСТУПЛЕНИЯ»!

Второй относится к событиям августа 2010 года. После акции протеста в Химках в конце июля сотрудники подмосковной милиции в двадцатых числах августа задержали по дороге на рок-концерт несколько десятков молодых людей. Некоторых из них допрашивали с применением пыток (запугивание, жестокие избиения) и даже пытались вербовать в осведомители. Александр Пахотин, Эмиль Балуев и Никита Чернобаев после допроса обратились за медицинской помощью. У Никиты Чернобаева, который был доставлен в больницу на «Скорой помощи», врачи диагностировали закрытую черепно-мозговую травму, Александру Пахотину следователи угрожали отрезать ухо!

Ответ следствия на обращения жертв и правозащитников – отсутствие события преступления.

Самый свежий пример приводит Межрегиональный комитет против пыток. 1 февраля 2011 года к ним обратился Никита Данишкин, 1985 г.р., содержащийся сейчас в Нижегородском следственном изоляторе.

В своем заявлении Никита сообщил, что 25 декабря 2010 г. он был задержан сотрудниками Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Нижегородской области прямо у себя дома. Парень был доставлен в здание ЦПЭ. Там сотрудники этого милицейского подразделения, в том числе, как утверждает Никита, и сам начальник ЦПЭ Трифонов, а также капитан милиции Шестеряков избили его, требуя признаться в подготовке террористического акта и распространении информации, позорящей честь и достоинство сотрудников ЦПЭ. Когда Данишкин, несмотря на применение к нему насилия, отказался писать явки с повинной, будущие «господа полицейские» принесли буксировочный трос, посадили Никиту в «турецкую» позу, связали ему ноги тросом, застегнули ему руки за спиной наручниками. Трос протащили от ног через голову, сделав на уровне груди узел на тросе, далее протащили трос через наручники. После этого Шестеряков начал поднимать Никиту над полом за трос и трясти, при этом узел давил Данишкину на горло, а тело сгибалось практически пополам, после чего милиционер со всей силы опускал Данишкина на пол. В результате такой «оперативной работы» Никита потерял сознание. Когда он очнулся, сотрудники ЦПЭ еще около 2 часов угрожали ему и требовали написать явки с повинной, однако парень вновь ответил отказом.

Затем сотрудники ЦПЭ отвезли Данишкина в ИВС УМ №1 ОВД по Нижнему Новгороду, где старший ИВС, увидев имеющиеся у Никиты многочисленные телесные повреждения, направил его для медицинского освидетельствования в ЦРБ № 40. 27.12.2010 года Данишкин поступил в СИЗО 52/1, где у него были зафиксированы следующие телесные повреждения: кровоподтек боковой области живота справа красно-бурого цвета, подмышечной области слева желто-зеленого цвета, множественные кровоподтеки лица и шеи фиолетового цвета. По факту нанесения ему телесных повреждений сотрудниками ЦПЭ Данишкиным было подано заявление руководителю следственного отдела по Канавинскому району г. Нижнего Новгорода. 4 февраля 2011 года Никиту этапировали в Канавинский следственный отдел для дачи объяснений по своему обращению. Со слов Никиты, его этапирование производили те самые сотрудники ЦПЭ Шестеряков и Чернявский, на которых он и пожаловался. Они же, как утверждает Данишкин, присутствовали при опросе. Еще один штрих к картине работы следствия - Никита сообщил юристам МКПП, что по окончании опроса следователь «сбросил» электронный вариант допроса на флешку Шестерякову.

После завершения этого этапа «независимого расследования» по жалобе человека на пытки, сотрудники милиции отвезли Никиту в ЦПЭ, где с присущим будущим «господам полицейским» здоровым и добрым юмором, сообщили Данишкину о бесполезности его обращений в прокуратуру по факту их незаконных действий. Затем сотрудники ЦПЭ перешли к угрозам Никите физическим насилием, а также переводом в общую камеру СИЗО, где его, по просьбе «борцов с экстремизмом», как бывшего сотрудника МВД, сокамерники подвергнут сексуальному насилию. Свое заявление в Комитет против пыток Никите удалось передать через адвоката. (Информация предоставлена Межрегиональной общественной организацией «Комитет против пыток» (Нижний Новгород) Тел.: (8312) 33-14-04, E-mail: [email protected]

Начатая в декабре 2009 года реформа уголовно-исполнительной системы, вместо разрекламированной «гуманизации», привела к эскалации нарушений прав человека. Разделение осужденных на разные категории привело к массовым перемещениям десятков тысяч заключенных в другие колонии и тюрьмы. В традициях российской лагерной системы избиение вновь прибывающих заключенных с целью сломить их волю. Поэтому резко возросло число жалоб, поступающих правозащитникам от заключенных и их родственников: непрерывно поступали сообщения о фактах жестокого насилия, сопровождавших этапирование. В этих расправах участвовали и «активисты», поскольку с помпой ликвидированные «секции» срочно переименовали в другие, например, пожарной охраны и т.п.

Главной проблемой российской пенитенциарной системы по-прежнему остается незаконное и необоснованное применение физического насилия к осужденным. Среди примерно 700 тюрем и колоний (неофициально обобщенно называемых «зонами») и около 200 следственных изоляторов, составляющих российскую пенитенциарную систему, правозащитники, на основе многолетнего мониторинга выделили от 40 до 50 так называемый «пресс-зон» или «пыточных зон», где заключенные подвергаются жестокому психологическому и физическому давлению с целью сломить их дух. Жалобы осужденных на действия сотрудников администрации незаконно блокируются, подвергаются цензуре и не направляются органам власти и правозащитникам, что фактически исключает возможность защиты своих прав осужденными, свидетельствует о нарушении прав заключенных на доступ к правосудию, указывает на закрытость тюрем и колоний, привело к абсолютной вседозволенности власти сотрудников администрации исправительных учреждений. Примером вопиющей жестокости и незаконных действий стали колония ИК-6 в Кировской области и колония ИК-4 во Владимирской области.

Вот хроника сообщений о пытках, жестоком и унижающем человеческое достоинство обращении, собранных Фондом «В защиту прав заключенных» и ООД «За права человека»

УФСИН РФ по Кировской области:

03.09.10г. 13-30 получена информация от осужденного К., отбывающего наказание в ИК-27 и Дзусовым Виктором Исмаиловичем (освободился 31.08.10 г. из ИК-6). Со слов Дзусова В.И., он лично видел, как 15 августа 2010 г. поздно вечером в брезенте принесли Луганского С.С. Он был еще жив, но находился в крайне тяжелом состоянии и громко стонал. Врачей никого не было, ждали скорую помощь, поэтому медицинскую помощь ему никто не оказывал. Кроме Дзусова свидетелями этого события были осужденные Х. и П. (их обоих отправили из ИК-6 на лечение в ИК-12). Вместе с Луганским «вскрылись» еще двое осужденных, в отличие от Луганского, они выжили и сейчас их перевели в другое учреждение УИС.

Точно известно, что все люди, которые общались с начальником отдела Аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ В.В. Базуновым, сразу же после его отъезда пострадали в той или иной мере. Например, кроме Луганского и двоих «вскрывшихся», перевели в ШИЗО Макашария Гогию Бочоевича (1966г.р.), к которому со слов его жены Наны (тел. 8 962 363 1992) до сих пор применяют физическое воздействие. Еще двоих осужденных перевели из жилой зоны обратно в колонию (они все общались с Базуновым). Со слов К. и Дзусова весь этот «беспредел» осуществляется не без ведома начальника ИК-6 полковника в/с Шаранова Бориса Васильевича, его зама по БиОР Коновалова Андрея Николаевича, а также нач. по безопасности Печеницина.

В колонии продолжают под разными новыми названиями свое существование отряды СДП. Отличить от других осужденных их можно по отсутствию нашивок на рукаве. Они продолжают выполнять функцию надзирателей на 6 постах, вместо штатных сотрудников ИУ. На время проверок со стороны правозащитников или комиссий УППЧ администрация всех активистов прячет.

Осужденный К. заявляет о том, что аналогичные «порядки» существуют также и в ИК-29 п.Сорда, откуда он был переведен в ИК-27. (нач. ИК-29 Бурим).

03.09.10г. в 16-30 офисе Фонда состоялась встреча с бывшими осужденными из ИК-6 Кировской обл. Фроловым Павлом Юрьевичем (тел. 8 916 209 5791; 652 5073) и Прохоренко Вячеславом Александровичем (8 962 905 9084). С их слов начальник ИК-6 Шаранов, совместно с Коноваловым и др., создали настоящую ОПГ, которая занимается выбиванием денег с осужденных. Проверяющие прокуроры во всем прикрывают бесчинства сотрудников ФСИН.

07.10.10г. в 19-00 состоялся тел. разговор с К., который дал дополнительные разъяснения по ряду событий:

1. Шайков (бывший зам. Прокурора по Кировской области). При личной встрече с ним осужденный К. рассказал Шайкову, как сотрудники ИК-6 регулярно жестоко его избивают. К. сам слышал, как Шайков, выйдя из его камеры, сказал начальнику Шаранову: «Почему вы его так мало бьете, если он продолжает на Вас жаловаться?»

2. К. был непосредственным свидетелем, когда Бибик (зам. нач. по БиОР [безопасность и оперативная работа] ИК-29) неоднократно оскорблял и избивал осужденных в присутствии прокурора Ворошцова или его помощников Хронова, Курочкина, Майбурова.

Бибик продолжает работать в ИК-29 в том же звании и должности. При этом за то, что в отношении него проводилась проверка, он начинает мстить всем осужденным, которые подавали на него жалобы. В частности, осужденный Прийма Владимир Владимирович, 1959г.р., за свои жалобы сразу же после возвращения на работу Бибика был жестоко избит, а затем отправлен на 6 месяцев в ЕПКТ. Прийма сейчас находится в больнице ИК-20 только потому, что Бибик ушел в отпуск.

3. В Кировской области есть Лесновская Управа ФСИН, в которой работает главным оперативным сотрудником Миклин. В свое время за то, что осужденный Фабрицесс Габдула Александрович продолжал подтверждать слова осужденного К. об избиениях и т.п., грозился перевести его на перевоспитание в ФБУ ИК-6.

4. Всех вновь прибывших, мусульман заставляют есть сало, оскорбляют их религиозные чувства. Был случай, когда во время обыска сотрудники учреждения разорвали Коран. Со стороны сотрудников ИУ неоднократно производились попытки сталкивания осужденных на межрелигиозной почве.

5. В ИК-6 приблизительно содержатся 730 человек. По мнению К., из них порядка 700 человек страдают - являются «грушами для битья» (подвергаются постоянным избиениям). Только за то, что надзирателю не понравился взгляд осужденного, его могут на несколько часов поставить на «растяжку».

Из репортажа радио «Свобода»:

Екатерина Лушникова: К заключенным в кировских колониях относятся порой хуже, чем к рабам, считает бывший осужденный колонии номер 27 поселка Лесной, Верхнекамского района Кировской области, Юрий Тимофеев.

Юрий Тимофеев: Да хуже! К рабам, наверное, лучше относятся, чем к нам. Если что-то начинаешь требовать, значит, тебя начинают сразу же прессовать, сразу же. Тебя стараются как бы или физически уничтожить, или морально. Ну, основное – изолятор, бур… Начинают туда сразу же, и там, конечно же, очень плохо. Если так дело пошло, могут прийти пьяные, избить, что хотят сделать. Комиссии приезжают, так нас и не пускают к этим комиссиям, хотя объявляют, что приехала такая-то комиссия, ты вроде идешь, и тебя туда не пускают. А как тебя туда пустят, если они знают, что ты наговоришь много лишнего? Один раз я написал жалобу – меня обложили так, что мне прямо тяжеловато стало сидеть. Но я успокоился, ну, как бы я решил, что я выйду на свободу и буду бороться с этим, я не оставлю это так. В зоне я просто не смог бы ничего. Я там был за колючей проволокой. Сейчас я на свободе, и я буду бороться с этим.

ГУФСИН РФ по Владимирской области:

«Обращается к Вам Шайдулин Рустам из ФБУ ИК-5 г.Владимира по поводу того, что меня подвергают пыткам. После чего отношение ко администрации изменилось, однако меня этапировали в ФБУ ИК-7 п.Пакино Владимирской области. Где меня и других осужденных подвергали пыткам, постоянным унижениям в виде угроз изнасилованием и не прекращаемые избиения. Жалобы в надзорные инстанции за пределы учреждения не уходят. Остается только глубокое сожаление в виде синяков. От безысходности я неоднократно хотел покончить жизнь самоубийством. Более того бытовое обеспечение плохое, железные потолки и стены, вентиляция отсутствует. Но самое основное из-за издевательств, творящихся там, постоянно находишься в депрессии. На данный момент я нахожусь на свободе, прихожу в себя. В любой момент я готов приехать к Вам и рассказать все более подробно. С Уважением Рустам!»

В ФБУ ИК-7 ЕПКТ Владимирской области со стороны администрации в отношении осужденных совершаются пытки, оказывается физическое давление и моральный прессинг. Так в ноябре 2010 года осужденные Мальков Павел Геннадьевич 1977 г.р. (на данный момент содержится в ФБУ-Т 2), Близнецов Валерий Валерьевич (на данный момент содержится в ФБУ-ИК-3), Азмуханов Алексей Михайлович (на данный момент содержится в ФБУ-ИК-3); Нальгиев Сейтхусейн Джамалейлович (на данный момент содержится в ФБУ-ИК-7 ЕПКТ) экстренно прибыли в областную больницу Владимирской области с проникающими порезами брюшной полости из-за неправомерных действий со стороны работников ФБУ ИК-7 ЕПКТ Владимирской области.

ФБУ ЛПУ-21 ГУФСИН РФ по Республике Мордовия

25.01.11г. из обращения осужденного Ефремова Игоря Александровича

«…ужасные материально-бытовые условия содержания, а также тенденция несоблюдения порядка организации медицинской помощи… позволяет утверждать, что осужденные здесь обречены на медленное вымирание, не имея шансов на улучшение. Тяжелобольных переводят умирать в реанимационное отделение, где они без надлежащего ухода, страдая от боли, лежат в ожидании смертного часа. На территории учреждения функционирует штрафной изолятор и ПКТ. Туда помещают туберкулезно больных, ВИЧ-инфицированных, (где их ожидает) холод и сырость, отсутствие лечения, отвратительная холодная пища, выдача матрасов лишь на ночь. При этом больные на протяжении 18 часов не имеют возможности даже присесть, т.к. койки пристегиваются к стенкам. В ЛПУ-21 зачастую диагноз заболевания ставит зам начальника по БиОР Колесов Руслан Эдуардович. Он лечит всё и всех. Именно с его «легкой руки» многие тяжелобольные осужденные, имеющие смертельные заболевания, такие как СПИД, туберкулез и др. «вылечиваются» всего за несколько дней. Например, осужденный Артемьев Вадим Петрович (1981г.р.). У него в ИК-7 выявили туберкулез в открытой форме. Здесь, пролечив его всего две недели, по режимно-оперативным соображениям 11.01.11г. его увезли обратно.

По причине невозможности послать лично от каждого осужденного Вам обращения с подробным описанием пыточных условий содержания и ненадлежащего медобеспечения к этому обращению я, Ефремов И.А., прилагаю данные осужденных из 11 человек, готовых подтвердить все вышеизложенное (Фонд располагает полными данными этих заключенных).

На данное время в очень тяжелом состоянии находятся Азатуров Зураб Григорьевич (1965г.р.), Конюхов Юрий Николаевич (1979г.р.), Брянский Константин Николаевич, Чувилкин Сергей Николаевич (1984г.р.). Им очень плохо. Например, у осужденного Минеева Алексея Алексеевича кровь идет горлом. Они вообще находятся без какой-либо помощи. Ни один врач консультации им не проводит. Вся помощь ограничена обезболивающим уколом один раз за 1-2 дня. Люди «под себя ходят», гниют, не вставая с коек. Они никому не нужны. Санитаров нет. Никто не убирает. Хорошо, если кто-нибудь из осужденных их навестит. За две недели здесь более 9 трупов. (по информации от 31.01.11г. в ЛПУ-21 умерло еще два человека) В морге они лежат по месяцу, а то и больше. Покойников не забирают и не предают земле. Администрация объясняет это тем, что нет дороги на кладбище. Даже вскрытие производят осужденные. Этот список можно продолжать до бесконечности. На этом все. Помогите нам, пожалуйста, всем тем, кто находится в ЛПУ-21 Мордовии».

ФБУ ПФРСИ при ИК-1 УФСИН РФ по Удмуртской Республике

02.06.2010 года

В отношении заключенного Баранова Руслана, 1986 года рождения, была применена физическая сила. В результате жестоких избиений он был доставлен в реанимационное отделение республиканской больницы 1. Спустя 3 недели Баранов скончался в отделении реанимации.

Органы следствия не смогли установить сотрудников ИУ, причастных к избиению заключенного, поэтому убийцы продолжают работать в колонии. Уголовное дело по факту смерти Баранова Руслана не возбуждено по сей день.

21.01.2011г. 9 заключенных, которые сообщили членам общественной наблюдательной комиссии о пытках и избиениях, производимых в колонии, сразу же после ухода комиссии были водворены в ШИЗО, еще 2 в субботу (22.01.11г.), такая же участь ожидает и всех остальных «жалобщиков». Заключенные сообщили, что: «21.01.2011г. вечером, перед отбоем, всех заключенных водворенных в ШИЗО, раздели до трусов. Сотрудник администрации Аринархов стал заставлять бежать заключенных за матрасами в другой конец коридора. Передвигаться бегом в раздетом виде по холодному коридору заключенные отказались и в конечном результате все они были вынуждены спать на полу без матрасов, так как спальные места, которые на день прикрепляются к стене, так и не отпустили на ночь».

Ряд заключенных в знак протеста против произвола предприняли попытки к прекращению издевательств: один из заключенных 22.01.11г. объявил голодовку, второй – вскрыв себе вены, умер в ночь с 23 на 24 января 2011 г.».

02.06.2010 года ФБУ ИК-2 ГУФСИН России по Челябинской области

В камере ШИЗО ПКТ в вечернее время обнаружен труп Роденко Федора Павловича, 1970 года рождения с видимыми признаками насильственной смерти. В ходе осмотра трупа установлено, что смерть наступила от механической асфиксии. На теле убитого были обнаружены многочисленные следы побоев, следы от петли сделанной из прочного материала и циркулярно обвязанной вокруг левой и правой стопы, также были установлены кровоподтеки и ссадины, указывающие на контур предмета, которым был задушен Роденко.

Уже после смерти Роденко в Следственный комитет поступило заявление, в котором Федор описывал, как начальник ИК-2 требовал от него деньги для того, чтобы у заключенного была возможность выйти по УДО и описал схему передачи денег.

По факту убийства Роденко Ф.П. администрация ИК-2 «нашла» убийцу из числа осужденных. Для адвоката потерпевшей стороны осталось загадкой, каким образом заключенный Г. пробрался в камеру Роденко Ф.П., а после убийства последнего, никем незамеченным, вернулся обратно в свою камеру. Все сомнения адвоката прекратились после того, как жене убитого поступил звонок с угрозой.

25.05.2010 года ФБУ ЛПУ–3

Находясь в карантинном отделении ИК-1, скончался осужденный Булдашев Олег Владимирович, 1979 года рождения, который поступил туда 24.05.2010 года из ФБУ ИК-1 Челябинской области со множественными телесными повреждениями.

По версии следствия Булдашева Олега избили заключенные.

Со слов Оксаны Булдашовой - сестры Олега, сразу после того, как брат был этапирован в ИК-1, ей позвонил неизвестный человек и просил деньги в обмен на то, чтобы её брат сидел в этой колонии спокойно. Она сообщила незнакомцу, что денег нет, и она не будет никому ничего платить. Брат был убит. Оксана тоже прекратила жаловаться в различные инстанции о волокитстве в уголовном деле сразу же, после того как ей стали поступать звонки с угрозами.

Вот статистика, собранная Фондом «В защиту прав заключенных»

Источником информации служат письма заключенных в Фонд «В защиту прав заключенных», содержащие жалобы на моральное и физическое насилие. Анализу были подвернуты исключительно те обращения, в которых жалоба на насилие является основной. Большинство других обращений, включающих в себя несколько видов нарушений, в том числе, на насилие, не входят в настоящий анализ. С начала 2010 года по середину февраля 2011 г. правозащитникам поступило не менее 200 жалоб на психологическое и физическое насилие, применяемое к заключенным в колониях, тюрьмах и следственных изоляторах. Наибольшее количество жалоб заключенных на насилие поступило из исправительных учреждений Кемеровской, Челябинской, Брянской, Владимирской, Кировской, Саратовской, Тверской, Самарской, Ульяновской, Омской областей, Мордовии, Удмуртии, Башкирии, ЯНАО, Красноярского края.

Необходимо учесть, что существует ряд тюрем, колоний и следственных изоляторов, откуда жалобы на пытки вообще не поступают, что не всегда указывает на отсутствие насилия, а напротив, говорит об абсолютной закрытости учреждения и показателем жесткого пресечения любой возможности заключенных обжаловать факты насилия.

Примечание. Число жалоб, полученных из одного учреждения УИС, дано в скобках.

Кемеровская область - 25 жалоб: ИК-12, Абагур-Лесной (15); ИК-22, Кемерово (4); ИК-5, Кемерово(4); ИК-40, Кемерово, (2).

Челябинская область - 25 жалоб: ИК-2, Челябинск, (8); Тюрьма, Верхнеуральск, (6); ИК-1, Копейск, (4); ИК-6, Копейск, (3); ИК-18, Магнитогорск, (2); ИК-8, ИК-12, по 1 жалобе

Брянская область - 14 жалоб из ИК-1 г. Брянска.

Владимирская область - 12 жалоб: ИК-4, Вязники, (4); ИК-3, Владимир (3); ИК-7, Пакино (3); ИК-5, ИК-6 - по 1 жалобе

Кировская область - 11 жалоб: ИК-20, п. Полевой (3); ИК-6, п. Восточный (2); ЛИУ-12 (1); ИК-27, п. Лесной (1); ИК-23, (1); ИК-1, п. Котчиха, (1); ИЗ-1, Киров (1).

Мордовия - 10 жалоб: ИК-1, Сосновка (2); ЛИУ-19, Озерный (2); ИК-11, ИК-10, ИК-17, ИК-18, ИК-4, ИК-7, - по 1 жалобе.

Саратовская область - 10 жалоб: ИК-4, Энгельс, (5); ИЗ-64/1 (2); ИК-10, ИК-13, ИК-23, по 1 жалобе

Тверская область - 10 жалоб: ИК-4, Торжок (5); ИЗ-69/1, ИЗ-69/2, ИК-7, ЛИУ-8, ИК-10, по 1 жалобе

Омская область - 5 жалоб: ЛИУ-2, Омск (3); ИЗ-55/3, ИК-4 по 1 жалобе

ЯНАО - 9 жалоб: ИК-3, Харп (7); ИК-36, ИК-18, по 1 жалобе

Самарская область - 8 жалоб: ИК-3, Новокуйбышевск (2); ИЗ-63/2, Сызрань (2).

Республика Башкирия - 7 жалоб из ИЗ-3/1 г. Уфы

Удмуртия - 6 жалоб: ИК-1, Ягул (2); ИК-8, Ижевск (2); ИК-7, ЛИУ-4, по 1 жалобе.

Ульяновская область - 4 жалобы: ИК-3, Димитровград (3); Тюрьма, Димитровград (1); ИК-13, ИК-15, ИК-16, ИК-29 по 1 жалобе.

Красноярский край - 5 жалоб: ИЗ-24/1, Красноярск (3); Тюрьма, Минусинск (2).

Свердловская область - 3 жалобы: ИК-13, ИК-5 - по 1 жалобе.

Пермский край - 3 жалобы: ИК-11, ИК-12, ИК-38 - по 1 жалобе.

Архангельская область - 2 жалобы: ИЗ-29/3,ИК-24 - по 1 жалобе.

Воронежская область - 2 жалобы: ИЗ-36/3, ИК-1 - по 1 жалобе.

Липецкая область - 2 жалобы из ИК-6.

Москва - 2 жалобы из ИЗ-77/2 и ИЗ-77/6.




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Горький А.М.

Арест и высылка

Был арестован в Нижнем, но фактических данных к обвинению его не нашлось, и пришлось ограничиться высылкой его из Нижнего с воспрещением жить в столицах и университетских городах.









Ссылки