Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2011 / Февраль Поиск:
20 Февраля 2011

Художник Лоскутов о своем втором уголовном деле

Среди номинантов на госпремию в области современного искусства "Инновация-2010" двое — активисты арт-группа "Война" и новосибирский художник Артем Лоскутов — в настоящее время находятся под следствием. Причем против Лоскутова ведется уже второе уголовное дело, художника обвиняют в двух эпизодах по ст. 319 УК РФ. По мнению следствия, он оскорбил четырёх милиционеров в сентябре 2010 года, а затем опубликовал в интернете статью, содержащую "оскорбительные высказывания в адрес должностного лица отдела милиции номер 1 в связи с исполнением им своих должностных обязанностей".

О подробностях своего второго уголовного дела Артем рассказал корреспонденту Besttoday.ru.

— Последние новости, которые касаются твоего второго уголовного дела — продление срока следствия до 25 февраля?

— Eсли самые-самые последние, то у меня сменился следователь: предыдущая — Кобец — чего-то решила в отпуск пойти в феврале. Со дня на день я уже должен знакомиться с материалами дела. Но что-то вот переносится эта процедура постоянно. А так, да, продлено до 25 февраля.

— С чем связано это продление, по твоему мнению?

— То, что мне видно — очень поздно начали экспертизу изъятых во время обыска (обыск в квартире Артема прошел 13 декабря 2010 года — ред.) компов и "носителей информации", через месяц примерно после изъятия. И потом ещё недели две Кобец обещала, что "вот завтра уже точно будет готово". Кроме того, мы добавили экспертам вопросов, правильные ответы на которые будут на руку мне, а не следствию. Может быть, они придумывают удобную формулировку. Хотя, на мой взгляд, доказать что "оскорбительный" пост был написан с моего ноутбука и именно мной возможности нет никакой. Я этот момент в показаниях не комментировал, пускай сами возятся.

— Когда тебе, кстати, должны вернуть технику?

— Если не найдут в ней доказательств, то после экспертизы, результаты которой переносили и переносили. Хотя я вот читаю про Кендера (тюменский филолог и гражданский активист Андрей Кутузов, обвиняемый по ст.280 УК РФ — ред.), у него уже суд начался, а комп так и не вернули, хотя доказательств не было в нём найдено. Ну, а если найдут там доказательства и приобщат к делу, то уже после приговора и кассации, соответственно, если таковая будет.

— Тебя не познакомили с материалами дела, но что-то из документов ты видел?

— Видел лишь показания "свидетеля", который перечислил якобы высказанные мной в адрес ментов маты и предположения об их сексуальной ориентации. Менты вряд ли бы подписались под таким — они в курсе, что я записывал на телефон наш конфликт, и хорошо помнят, как я их назвал, а как не называл. Ну а в обвинительном заключении никаких конкретных оскорбительных слов нет.

Вообще следователь, как это нынче принято в конфликтах с милицией, собирает доказательства только с одной стороны, с обвинительной. Другие ей не нужны, они усложняют ей жизнь.

— В очной ставке с потерпевшими тебе также было отказано.

— У меня и у потерпевших разный взгляд на происходившие события. Я даже показаний их так и не увидел пока. Отказано в очной ставке мне было до продления на месяц, сейчас есть ещё куча времени, чего бы не провести-то?

— В самом Новосибирске интерес к твоему делу такой же, как к первому?

— Да ну нет, конечно. Интриги нет. Там я то в тюрьме сидел, то рисковал опять в неё попасть. А тут что на кону? Штраф до 40 тысяч, ерунда какая-то.

— Есть какое-то общее мнение об этом деле?

— Мнения разные. Что это просто прихоть, что вот так вот гнобить пытаются. При случае народ в комментариях к новостям вспоминает, конечно, что одно преступление не раскрыто, другое не раскрыто, а оскорбительные посты в интернетах выискивать времени завались, например.

— Ты сам как считаешь, это чья-то отдельная попытка выслужиться или часть последовательного давления?

— Вот конфликт возле памятника Ленина, с которого всё началось (первый эпизод, инкриминируемый Лоскутову — ред.), он по природе своей абсолютно гопнический. Менты немножно ох@ели, мы написали на них заявы в прокуратуру, главный мент тут же пошёл навстречу, извинился, пытался конфликт погасить, чтоб мы дальше не шумели. Правда, не прошло и недели, как на нас с Машей (супруга Артема — ред.) прыгнули трое неизвестных в штатском, мне сломали нос, и Маше без лишних стеснений досталось. А также участковым Шабановым — он догадался представиться свидетелям — ночью была выкрадена галерея-гараж White Cube, в которой бывали и мои выставки. Потом был большой переполох из-за шествия 31 октября, меня закрыли на ночь в изолятор, и, думаю, если бы не мгновенная и обильная реакция в медиа, добавили бы ещё суток 10. А дальше уже совсем сложно отследить, чьи тут обиды, а чьи попытки выслужиться. Была также инфа из их ведомства, что меня хотят посадить, как раз по-моему в конце октября, но ст. 319 — несажабельная. Может быть, хотели, пользуясь случаем, при обыске найти у меня чего-нибудь экстремистского, даже видеокамеру для надежности принесли, но я экстремистское не храню.

— На допросах тебе наверняка пытались давать мудрые советы, как надо себя вести, чтобы тебя оставили в покое?

— Советы были перед помещением в изолятор после 31 октября. От полковника Музалёва, того самого, который потом обиделся. Не советы, а такие, знаешь, вопросы, которые он раньше никогда не задавал. Типа, сколько вам платят за вот это всё? А не хотите ль вы уехать куда-нибудь, где всё не так плохо, как тут? Чего это вы себе такую цель выбрали — с милицией бороться, как будто бы милиция корень всех бед? Паранойя сразила ГУВД Новосибирска, мания преследования.

— На кого-то из твоих единомышленников пытаются давить?

— В Новосибирске — пока нет. Ну и тут надо разделять всё же, во втором деле следов Центра "Э" я пока не видел. А вот в соседнем Барнауле "Э" лютует. За нарисованный на остановке трафаретом адрес сайта Avtonom.org на троих человек завели дело за групповое хулиганство, это до 7 лет, изъяли всё что можно и что нельзя, у одного из парней с работы забрали 47 (!) компов — видать, готовятся к подпольному чемпионату ГУВД Алтайского края по Counter-Strike, бычки там какие-то с остановки сдали на анализ ДНК, который стоит как зарплата среднего "эшника", ну и так далее. Но там начальство новое, прежнее спалилось на продаже гранат. Выслуживаются. (Подробнее о событиях в Барнауле здесь — ред.)

— На твою повседневную жизнь этот уголовный процесс сильно влияет? Проблем на работе, скажем, не прибавляет?

— На работе проблем не прибавляет, потому что я не работаю на работе. А вот заниматься фрилансом и продолжать видеожурналистский проект 6x9.tv мне проблематично, потому как монтировать видео не на чем. А также продолжаю платить, например, кредит за хранящийся в следственном комитете ноут. Ещё осталось выплатить примерно одну зарплату оскорбившегося полковника. Ну и подписка о невыезде неизвестно насколько.

— Как оцениваешь вероятность своего третьего дела?

— Скорее да. У меня уже абонемент на адвоката.

— Ты говорил, что оскорбленный полковник Музалев интересовался, не хочешь ли ты уехать туда, где лучше живется. Есть ощущение, что тебя пытаются выдавить из Новосибирска?

— Поздно же. Споры вброшены, я тут не единственный. Ну и, опять же, некоторые противоречия с взятой подпиской о невыезде присутствуют.

— "Война" отказалась от участия в премии "Инновация". Плуцер-Сарно написал, что "Инновация" — "это, в конечном счете, деньги мафиозной власти, которая кидает их как подачку в кормушку художникам". Как ты этот жест оцениваешь? И не хотелось ли тебе также отказаться от участия?

— "Война" не отказывалась от участия в "Инновации", их акция по-прежнему присутствует в числе номинантов, и, я думаю, она же и победит. Заявления Плуцера это не жест, а троллинг. Оцениваю его как удачный, Плуцер мастер своего дела.

Материал подготовила Софья Крапоткина,

фото Майи Шелковниковой

«Besttoday.ru» - 18 февраля 2011 г.




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Горький А.М.

Арест и высылка

Был арестован в Нижнем, но фактических данных к обвинению его не нашлось, и пришлось ограничиться высылкой его из Нижнего с воспрещением жить в столицах и университетских городах.









Ссылки