Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2011 / Январь Поиск:
29 Января 2011

О бедном расстреле замолвили слово

Трагедия в Домодедово дала очередной и горький повод говорить о смертной казни. Хотя сами по себе расстрелы не решат наших проблем и, уж, тем более не добавят безопасности.

Как правило, смертную казнь у нас поддерживают на бытовом уровне - в кухонных разговорах или интернет-блогах. Многие люди искренне сожалеют, что наши расстрельные подвалы закрыты, и нелюди за решеткой вынуждены умирать собственной смертью - в рамках пожизненного срока.

Еще популярна идея перенять китайский опыт и расстреливать коррупционеров на площадях или стадионах (детали тут не важны). Однако в обозримой перспективе этим мечтам не суждено сбыться: европейские нормы не позволяют приговаривать преступника к смерти, каких бы ужасов он ни натворил. А политическое руководство нашей страны не собирается отказываться от обязательств перед Европой. Не все обыватели согласны с такой постановкой вопроса, но это делается на благо России, как бы громко оно ни звучало.

Расстрел по доброй воле

На этом фоне сторонники смертной казни получили неожиданную поддержку из сената. Бывший первый зам министра внутренних дел, а ныне зампред комитета Совета Федерации Александр Чекалин предложил инициировать широкие международные переговоры, чтобы убедить Европу ввести исключительную меру для террористов.

Он оговорился, что это личное мнение. Но сама идея выглядит весьма перспективной для сторонников смерти по приговору. Чисто теоретически она позволит пройти между Сциллой гуманизма и Харибдой прав человека к светлому расстрельному завтра, если, конечно, удастся убедить Европу.

Беда (для любителей казни) в том, что европейские политики вряд ли прислушаются к расстрельным аргументам. А значит, у палачей мало шансов вновь взяться ремесло.

В любом случае, заявление сенатора слишком продуманное, чтобы быть простой оговоркой или чисто человеческим порывом. Возможно, это, конечно, порыв, но хорошо подготовленный. С политической точки зрения, заявление безупречно, и ничем не вредит имиджу России. Наоборот, предлагается вполне цивилизованный путь.

Продвигать какие-то идеи в рамках международных процедур - наше святое право. Так что мы никак не отрываемся от Европы, если попытаемся заговорить на форумах Старого света о высшей мере. Где же еще рождается истина, как не в ходе переговоров?

Нельзя исключать, что таким образом решено прощупать почву - у нас или за рубежом - по вопросу казни. А вдруг - чем Европа не шутит - где-то почва прогнется?

К нам на плач придет палач

Но если Гильотина, как гласит старый анекдот, самое лучше средство от головной боли, то смертная казнь не является таким же хорошим лекарством от терроризма. На это указывают многие эксперты.

Дело даже не в том, что смертника смертью не запугать. Организаторы террактов вполне заслуживают самых суровых мер. Но они - черные кардиналы террора, покровители и финансисты смерти - сами не придут к стенке. Кто-то их должен поймать. Может быть, стоит попробовать начать именно с этого? Укрепить агентуру, заставить спецслужбы работать на упреждение, добиться какой-то эффективности от бойцов невидимого фронта. Неужели кто-то объявлял мораторий на спецоперации? Или без смертной казни явки проваливаются сами собой?

В нашем коллективном бессознательном крепко засела жажда мести, которая и движет призывами вернуть смертную казнь. Это вполне понятное чувство, когда речь идет об извергах и нелюдях. Но оно нерационально, вот в чем беда.

Расстрелы кого-то бы то ни было не сделают наше общество безопасней, как не избавят от коррупции. Зато бурное обсуждение проблемы может отвлечь общество от решения других, более актуальных проблем, связанных с безопасностью. Но говорить о них долго и скучно. Может, поэтому, действительно насущные проблемы или не решаются, или решаются крайне медленно?

В гости к извергу

Сторонники смертной казни часто ссылаются на родственников жертв, мол, надо спросить у них, готовы ли они смириться с тем, что злодеи будут жить. Это очень сильный аргумент, но опять же - чисто эмоциальный. Кровь за кровь весьма притягательная идея, и все же она не имеет никакого отношения ни к борьбе с преступностью, ни к безопасности общества.

Тех, кто жаждет расстрела, "либеральные трели" не убедят. Но сможет ли узаконенное убийство преступника заменить любимого и близкого человека, чью жизнь унес изверг? Станет ли боль от потери меньше, если негодяя поставят к стенке? Пуля, влетевшая в лоб убийце, заполнит чью-то пустоту в душе? Ответа, думаю, никто не даст.

Для пострадавших нужны социальные программы. Жертвам террактов иногда выплачивают компенсации. Никакие деньги не заменят родного человека, но все же платить надо. А пострадавшим от обычных преступлений не положено ничего. Надо менять положение. Давно пора создать государственные структуры или специальные фонды, которые помогали бы людям пережить беду. Поддержка должна быть и моральной, и материальной. А финансировать фонд можно за счет преступников, взыскивая с них средства. Не все бандиты и террористы сидят без гроша в кармане. С кого-то есть, что взять.

Возможно, стоило бы устраивать для потерпевших, потерявших дорого человека, экскурсии в колонии для пожизненно осужденных. Пусть увидят, как убийцу ведут в позе Ку по коридору, как тот медленно превращается в овощ в своей камере. Я считаю, они должны это увидеть. Я предлагал предыдущему руководству тюремного ведомства такую идею, не поддержали. Но, возможно, гражданскому обществу стоит подумать об этом.

Большой китайский бизнес-план

А бороться с коррупцией расстрелами - и вовсе кровавая маниловщина. Или агрессивная наивность, не знаю, как лучше выразиться. Представления, что в Китае стреляют взяточников и потому не берут мзду, - далеки от жизни. Мзду, иначе, кого бы расстреливали. Но местному бизнесу, по словам работающих там предпримателей, работать действительно легче.

Подробности недавно рассказал в одной из газет предприматель Владимир Невейкин, долгое время работавший в Китае. По его словам, там вся система выстроена так, что чиновнику взятка в карман не полезет. Бюрократы головой отвечают за процветание бизнеса на подведомственной территории. У нас не так. Еще там чиновник заплатит огромную неустойку, если своими действиями причинит вред. Не буду пересказывать все, но дело не в расстрелах.

Общественные же казни в Китае - скорее шоу, дань национальной традиции. Это не моя мысль, об этом рассказал мне бывший офицер ГРУ, работавший в Китае. У них на Востоке иной менталитет, им приятно посмотреть на смерть. Примерно так же развлекали народ римские императоры. Это культурный фактор. К борьбе с коррупцией или преступностью расстрельные шоу имеют отношение постольку-поскольку.

Владислав Куликов, «Российская газета» - 28/01/2011




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Радищев А.Н.

Приговорен к смертной казни

8 августа он был присужден к смертной казни, к-рая указом 4 октября была ему заменена десятилетней ссылкой в Илимск (Сибирь). Из ссылки Р. был возвращен в 1797 Павлом I, но восстановлен в правах он был лишь Александром I









Ссылки