Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Новости / 2010 / Апрель Поиск:

Новости:

07:16 30/04/2010

Обращение в защиту несправедливо осужденных ученых

Завтра, 30 апреля, в Архангельском областном суде будет рассматриваться кассационная жалоба на постановление районного суда об отказе в условно-досрочном освобождении ученого Игоря Сутягина.

За то, что он собирал открытые данные о российских вооруженных силах для международного журнала и "прочитывал десятки газет" в день он был осужден за шпионаж на 15 лет строгого режима, напоминает в своем ЖЖ политик Марина Литвинович. 10 лет он уже отсидел. В условно-досрочном освобождении ему отказали, не смотря на соблюдений требований строго режима. Отказали, поскольку "не раскаялся".

Автор обращения в защиту несправедливо осужденных ученых - преподаватель Александр Алтунян

В 1981 году академик Андрей Сахаров опубликовал открытое письмо "Ответственность ученых", где он призвал ученых нашей страны и всего мира проявить солидарность по отношению к советским ученым, получившим сроки за инакомыслие и правозащитную деятельность. Он обращался именно к ученым, потому что, по его мнению, ученым более, чем другим людям, свойственно стремление к свободе, прежде всего свободе мысли и свободе обмена информацией, потому что понимание ценности свободы у них более обостренное, чем у других людей.

Сегодня в России опять появились заключенные со степенями кандидатов и докторов наук. Около двух десятков физиков, химиков, инженеров и даже гуманитариев оказались за решеткой по обвинениям в отвратительных преступлениях – научном шпионаже, измене Родине. Откуда в нашей стране, где развалена наука, где давно не работают научно-исследовательские институты, откуда такая масса шпионов и такая масса секретов, кому-то, якобы, нужных?

Ответ прост: спецслужбы, троечники в погонах, как их недавно назвал Константин Ремчуков, главный редактор "Независмой газеты", пытаются доказать власти, что они нужны. С тем же рвением, с которым советские кэгэбисты искали "крамолу", те же самые люди, с тем же образованием и жизненным опытом, сегодня рвутся "защищать родину" и ищут шпионский криминал в деятельности ученых. У них нет ни знаний, ни опыта, нужного, чтобы оценить важность работы ученого или изобретателя; они действительно не знают, в чем разница между шпионом и ученым, работающим с зарубежными коллегами над какой-либо научной проблемой.

Уже более десяти лет российские ученые опять стали объектом преследования темных сил. Российские спецслужбы, как оставшиеся без работы охранники и их "верные Русланы", берут под контроль действия редких работающих научно-исследовательских институтов, инновационных промышленных предприятий. Троечники в погонах начинают учить нас патриотизму, а под разговоры о патриотизме, об отпоре врагам, они заводят дела об измене родине на научных работников, на уважаемых ученых, изобретателях, которые работают открыто, официально заключают контракты с иностранными фирмами на проведение исследований и разработок. При этом в некоторых случаях речь шла исключительно о нежелании ученых делиться грантами и получаемыми от реализации своих проектов доходами с "курирующими" научные организации органами.

Местные работники спецслужб объявляют эти разработки секретными, а ученых, ведущих эти разработки, объявляются людьми, продающими "секреты" зарубежным фирмам. Вот так делаются шпионы: никто не выясняет, что это за разработка, какое она имеет отношение к гостайне. Провинциальный спецслужбист просто идет в институт смотрит на список заключенных контрактов и выбирает очередную жертву. В результате только в Новосибирске раскрыто и пресечено за последние несколько лет более сотни шпионских заговоров. Далее суд послушно штампует приговор: измена родине, шпионаж – и огромный срок.

И суду дела нет, что ни один из известных сегодня "ученых-шпионов" не работал с официально объявленной секретной тематикой; что историк Игорь Сутягин вообще никогда не был допущен и не имел дела с секретными документами и темами, и соответственно никогда не подписывал никаких обязательств хранить гостайну.

Суду нет дела, что красноярский ученый Валентин Данилов и многие другие "ученые-шпионы" работали по тематикам, которые уже с начала 1990-х годов была рассекречены, что бывший сотрудник института Физики твердого тела Иван Петьков занялся промышленным выращиванием кристаллов корунда и делал это в течение пятнадцати лет. Суду не интересны экспертные заключения самых известных по каждому конкретному случаю специалистов, в частности их заявления, что деятельность ученых не касалась секретных тем. (Около 30 ведущих российских

ученых, среди них нобелевский лауреат Виталий Гинзбург, заявили о полной невиновности Данилова.) Но суды обращают внимание на то, что местный спецслужбист объявил эти исследования секретными. Суды доверяют заключением привлеченных следствием нескольких местных ученых, обычно даже не специалистов в обсуждаемой тематике. И суд, в основном, послушно удовлетворяет требования следствия. Только в одном случае, с физиком Валентином Даниловым, суд первой инстанции отказался удовлетворить требование следствия об осуждении

Данилова за шпионаж. Но уже суд второй инстанции не стал сопротивляться давлению следствия и осудил ученого на 14 лет строгого режима.

Игорь Сутягин – это самый известный "ученый-шпион". Его дело – это образец вопиющей спецслужбистской бесовщины.

Сутягин, замечательный ученый-аналитик в сфере разоружения, кандидат исторических наук, собирал открытые, опубликованные данные и составлял компиляции для некоего зарубежного издания по проблемам вооружений. У Сутягина никогда не было допуска к секретным данным, он был сотрудником целиком гражданского института США и Канады АН РФ. Заподозрив, что с зарубежным изданием, с которым он сотрудничал, что-то не так, Сутягин обратился в местное, калужское, ФСБ. Что делает ФСБ?– оно арестовывает Сутягина и рапортует: мы арестовали

шпиона, который передавал "врагам" сведения о наших вооруженных силах.

Среди фактов и цифр, собранных Сутягиным, нет ни одной секретной цифры или факта, там только цифры и факты из газет и журналов, открытых бюллетеней и пр. Но для следствия это не доказательство. Собирал данные о наших вооруженных силах? Публиковал это на Западе? – Значит шпион. Кроме того, Сутягин прочитывал и просматривал десятки газет. А кто еще, кроме шпионов, будет просматривать десятки газет? - Это не шутка, это реальные доводы следствия.

На основании именно этих доводов Игорь Сутягин получил 15 лет строгого режима. Пятнадцать лет! Это срок, который дают настоящим шпионам, действительно подорвавшим обороноспособность государства, укравшим реальную секретную информацию. А Игорь Сутягин получил 15 лет за то, что читал газеты.

Из этих 15 лет Игорь отсидел 10 лет. Уже отсидел за чтение газет десять лет. Валентин Данилов отсидел 5 лет. Не много ли? Мы сегодня не требуем суда над инициаторами этих дел. Мы хотим одного – незаконно осужденный ученый-историк Игорь Сутягин, а также физик Валентин Данилов и др., должны получить право, которым пользуются все заключенные - право на условно-досрочное освобождение. Сутягин – не вор в законе, он не отказывается от работы и добросовестно выполняет требования режима. Но Сутягин не считает себя виноватым, он не раскаялся в преступлении, которого не совершал,

он пытается отстоять человеческое достоинство и права человека в зоне – значит, он НЕ стал на путь исправления, а значит его нельзя освобождать. Так решил районный архангельский суд.

30 апреля пройдет заседание кассационного архангельского областного суда, где адвокаты в очередной раз будут доказать правомерность условно-досрочного освобождения Сутягина.

Игорю Сутягину 45 лет, это самый плодотворный период в жизни ученого. Валентину Данилов 64 года, он успел стать в тюрьме дедушкой. Но вместо того, чтобы заниматься наукой, чтобы приносить пользу нашей стране, Сутягин, Данилов и еще полтора десятка ученых гниют в зоне по воле калужского, красноярского троечника-спецслужбиста, отрапортовавшего, что он поймал шпиона и получившего за это повышение по службе.

Это не может дольше продолжаться.

Мы должны опомниться. Речь уже идет не о том, что какой-то отдельный проект наших властей неудачен, что профукают миллиарды в Сочи, или в Сколково, или на будущих сверхскоростных магистралях. Мы можем профукать нашу страну, наш язык, нашу культуру. В стране, где нет свободы, где спецслужбисты учат людей патриотизму и контролируют контакты и выступления ученых, ученым, реальным ученым, создающим технологии, открывающим новое, жить скучно, неинтересно и… опасно. Когда ученые разъедутся, - страна, какой мы ее знаем, с

консерваториями, серьезной литературой, какой-никакой наукой, несколькими хорошими университетами и факультетами, отдельными квалифицированными педагогами и врачами, памятниками культуры, музеями и библиотеками, перестанет существовать.

Мы должны предпринять усилия, чтобы остановить этот процесс, мы должны противопоставить власти троечников мнение сознательной части общества. Сила этого мнения будет зависеть от нашего числа и от нашего упорства. Сегодня ученые, забывшие о научной честности и гражданственности, становятся соучастниками разрушения нашей страны.

Мы можем и мы должны заставить власть уважать научное сообщество. Уважать не как партнера по распилу бюджетных денег, а как мнение социальной, профессиональной, научной и культурной элиты, ответственной за судьбу страны. Мы должны требовать прекращения вмешательства отсталых, коррумпированных сил в дела научного сообщества. Мы должны проявить солидарность с учеными, оказавшимися сегодня в застенках по безумным обвинениям наших спецслужб. Мы должны требовать освобождения, хотя бы по формальным признакам, ученых, незаконно обвиненных и неправосудно осужденных.

Мы обращаемся к ученым, зрелым и начинающим свой путь служения науке, мы обращаемся ко всем гражданам нашей страны. Мы призываем Вас подписать это обращение в защиту права ученых, несправедливо обвиняемых в шпионаже, на условно-досрочное освобождение.


Архив новостей    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Станислав Караванский

25 лет за антисоветские лозунги

Караванский прошел лагеря Колымы, Печоры, Тайшета, Мордовии. Амнистия 1954г., по которой срок его уменьшался вполовину, освободила его лишь в 1960г., на 17-ом году заключения.









Ссылки