Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2014 / Март Поиск:
1 Марта 2014

Анна Каретникова: СИЗО-2. Травма Полиховича, голодовка Мохнаткина

День политических репрессий был вчера? Да уж. А затем наступила весна...

Съездили вчера в Бутырку с Сергеем Егоровичем Сорокиным, спасибо ему большое. Спасибо и руководству за конструктивный диалог. Под конец все долго говорили с Алексеем Полиховичем. О Навальном, о политике и истории, и еще почему-то руководство огорчается оттого, что болотники не хотят в хозотряд. Вот почему, почему? Мог бы стать редактором стенгазеты Полихович. Ведь ты ж не криминалитет? Нет. Но и в хозотряд не хочу. Кст, я б тоже, пожалуй, не пошла. Есть ряд резонов. Они - не в том, что мы - криминалитет. Но важный резон - даже и не низкие шансы на УДО, но и особый историко-культурный контекст нашей страны. И Алексей совершенно правильно говорит: вы привыкли, что есть - криминалитет, а есть - вставшие на путь исправления. А у нас появилось новое-старое явление, третье - политзаключенные. И контекст этот рулит. Ой, да какой ты политзаключенный? А вот такой, кто он еще-то? Он сидит в тюрьме по политической воле государства. Только поэтому. Ну, нормально, в общем, поговорили. Интересно.

Нога получше, гематома уже желтеть понемножку начала, мазь выдали, Алексей не жалуется. Я жалуюсь. Мне по-прежнему интересно, отчего Полиховичу не была оказана медицинская помощь, фельдшер Никитина прислала членам ОНК "справку врачебную" без указания площади повреждений, а потом, после песен и плясок протеста, исполненных в кабинете руководителя, они стали счастливыми обладателями сразу двух новых "справок врачебных", которые выглядят вот так:

Первая:


вторая:


Извините, пожалуйста, мне такие врачебные справки не нравятся. Если общественные наблюдатели будут видеть такие справки, все будут видеть от общественных наблюдателей жалобы. Я не знаю, что такое "подкоженая", в русском языке такого слова нет, но это уже Бог с ним. Но это гематома или ушиб со ссадиной? Почему она в разных местах? (доктор, приглашенный пообщаться, говорит, впрочем, что это одно и то же место, только разными словами). Плевать уж, что за два дня Полихович помолодел на десять лет чудесным образом.

Извините, почему не указана площадь ссадины? Куда ссадина вообще исчезла во второй справке? На ноге я ее вчера видела. В справке, выданной двумя днями раньше, ее нет. Вы в прокуратуру тоже такой акт представили? Без размеров, без ничего... Немудрено тогда, что прокуратура всегда всем довольна и нарушений законодательства часто не видит. Или уважаемая фельдшер такие справки членам ОНК только представляет, потому что у них, видимо, что-то с головой? Я не слишком хорошо разбираюсь в медицине, но некоторые вещи всем совершенно очевидны, не надо доктором быть.

И вот я спрашиваю: помощь Полиховичу оказывать не надо было? Чего у него площадь повреждения в два раза выросла? Ой нет, первые дни только холод, йод никак нельзя, говорит доктор А что вы не приложили этот холод? Почему не дали ему медицинские рекомендации? Чтоб он сам приложил этот холод? Почему фельдшер осмотрела повреждения издали и говорит: иди. Полихович ей: "всё"? Она смотрит удивленно. Конечно, всё. А что еще? Вы думаете, это в порядке вещей? Я думаю, что это - неоказание медицинской помощи. Не с точки зрения даже закона, а по факту.

Справки врачебные... грамоты филькины... Пожалуйста, не надо так делать. Надо было оказать помощь, хоть советом. Вон там в бланке специальный раздел: "рекомендовано". И что? Что ему рекомендовали, Полиховичу? А ничего.

А доктор полагает, что фельдшер проявила лишь невнимательность при составлении документов. И руководитель говорит: ну, фельдшер опытная, у нее мысли разные, она их в разные дни разными словами формулирует. Да. Мысли разные, повреждения разные, места их локализации разные, год рождения у Полиховича разный... Смотря какой день. Вдруг критический...

Итак холод никто не порекомендовал Полиховичу. А вот еще мне все наперебой говорят про давящую повязку как хорошее средство при большой гематоме. Даже я сама что-то смутно припоминаю на эту тему из своего военно-медицинского детства. И яндекс говорит об этом многократно. Только доктор СИЗО не сказал мне ничего об этом. Странно. Может, если б повязку и лед - то и гематома бы в два раза не выросла, как это следует из врачебных справок? с 24-го по 26-е. Ой, тюремная медицина...

При осмотре 26-го числа, который состоялся после прихода членов ОНК, фельдшер Никитина зато дала Полиховичу, по его словам, ценную медицинскую рекомендацию: "сам виноват, разозлил конвойного - вот он тебе и врезал". Полихович от такой медпомощи стал стремительно выздоравливать.

Может, правда, от мази, которая всё же появилась после прихода членов ОНК.

В качестве бонуса нам показали бланк акта, составляемого при поступлении травмированного в СИЗО. Пустой. А лучше б нам показали акт, которым сняты телесные повреждения Полиховича 24-го числа. Даже думать боюсь, что там написано.

Повторюсь: я не цепляюсь к мелочам. Это не мелочь, это - показатель. Если в случае с резонансным Полиховичем было допущено столько косяков - что происходит с тысячами других только в московских изоляторах, я уж не говорю сейчас про регионы?.. Кто там следит за их синяками? Что им пишут за справки врачебные после избиений в конвойках? Как люди при сильной боли получают своё обезболивающее? Как бы нам об этом серьезно поговорить? Довольно даже не неприятный, а страшный разговор, поскольку он - о боли. Мы все ее не любим. Кроме некоторых экстремалов, но их - меньшинство.

И дальше члены ОНК в сопровождении сотрудников учреждения направились в камеру Ярослава Белоусова чинить там сливной бачок унитаза. Потому что два дня назад нам сказали уважаемые сотрудники, что он починен, а он - не починен. А поскольку, по меткому замечанию известного несистемного оппозиционера Геннадия Строганова, Каретникова - известный специалист по сливам (сливы, перехваты - всё, как я люблю:)), - бачок решили чинить самостоятельно. Правда, не успели. К нашему приходу бачок худо-бедно поправил парень из хозотряда, которому я ранее обещала помочь составить апелляционную жалобу (а он мне обещал хорошо чинить унитазы, очень правильно, все должны своим делом заниматься) - ему суд прислал в ненадлежащем виде копию приговора, несшитую, и апелляционная инстанция такую не принимает. А суд новую не шлет. Тоже безобразие. Но это уже совсем другая история, я отвлеклась. В общем, мы всей толпой дергали этот бачок, вроде, чуточку работает. Ну и слава Богу. Ярослава устраивает. Пошли дальше.

По просьбе коллеги посетили в камерах пожизненников. Разных. Поговорили. В основном - о том, что самое тяжелое в их положении, что лучше или хуже в разных регионах и условиях. Кто-то очень тяготится одиночеством. Кто-то к нему привык. Напишу когда-нибудь об этой проблеме отдельно. Непросто их подобрать в камеры по двое, но хотелось бы, чтоб это делалось. Много лет вообще без общения - это тяжело. Да, эти люди совершили особо тяжкие преступления. А вдруг некоторые не совершили? Вот Маркин (он на выезде был) - совершил или не совершил? Я не знаю. Его присяжные то оправдывают, то осуждают. Но вдруг не совершил? Я при нашей системе следствия и суда ничему не удивлюсь...

Сергей Мохнаткин опять объявил голодовку. Теперь - чтоб Мосгорсуд отменил свое апелляционное решение о продлении Мохнаткину меры пресечения. Потому что Сергея не вывезли в суд (что, кст, необязательно), и по видеоконференции он не услышал своего важного ходатайства, которое посылал в МГС пять дней назад. Достойный повод. Провели с Сергеем, находящимся на одиночном содержании, и сотрудниками изолятора беседу о разнообразных голодовках, в том числе - со смертельным исходом. В частности - об умерших на голодовке ребятах из ИРА и аналогичном случае с советским диссидентом Марченко. Всем было очень интересно и познавательно. Придем еще. Да, и коль скоро у Мохнаткина голодовка, - пусть на выезды он ездит в сопровождении медсотрудника, это закон. Норму показать? А то он опять криво после нашего ухода на продление поехал, мне почему-то показалось.

Ну и еще поговорили с людьми, обращавшимися в ОНК по разным вопросам, в частности - с парнем, которого перевели в СИЗО-2 из больницы СИЗО-1, по его здоровью и возможному оформлению инвалидности. И с обвиняемым, который подпадает под амнистию, но судья почему-то считает, что раз к нему применено принудлечение, то и амнистировать его не надо. Правда? Вообще - безумное количество всего, за что хочется взяться, чего-то добиться, довести до конца, кому-то помочь, - но где нам взять силы и время? Действительно непонятно, за что хвататься.

Еще раз спасибо администрации изолятора за содействие и за помощь в проверке. Не надо только больше таких врачебных справок, они нас пугают.

Ну и под конец говорили с Полиховичем долго. Он же мой любимчик из болотников. Он и Марголин еще. По субъективным причинам. Мне просто нравится, как эти люди держатся. Я бы тоже так хотела. И вот Алексей сказал, когда заговорили о Навальном, и я сказала, что не уверена, что с его рисками поперлась бы на площадь: а я тоже не уверен бы, что вышел. Спасибо.

И помните еще, я писала: Полихович говорил раньше, что для него будет показателем, сколько народу придет на приговор? Я спросила: и как, вас устроило? Он посмеялся: ну, это ж не оплаченная услуга, которую себе заранее заказываешь... это другое. Просто передай всем "спасибо". Еще раз передаю: спасибо от Алексея Полиховича.

Вот сегодня я, кст, точно на площадь не пойду, а буду болеть и работать. Если задержанных прикуют к батареям по всем отделам Москвы и начнут пытать - сигнализируйте, мы поедем. Удачи всем, респект Алексею Навальному. С весной!

Блог Анны Каретниковой




Архив публикаций    
Читайте также:

19/10/2013 «Болотное дело»   -   Главное /

АКЦИЯ В ПОДДЕРЖКУ ДОНБАССА:

Сбор гуманитарной помощи осуществляет движение Интербригады (от Лимонова).

Введите сумму пожертвования и номер телефона:


ДА
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 






Последние комментарии:



Портреты: Достоевский Ф.М.

4 года каторги

22 декабря 1849 Достоевский вместе с другими ожидал на Семёновском плацу исполнения смертного приговора. По резолюции Николая I казнь была заменена ему 4-летней каторгой с лишением "всех прав состояния" и последующей сдачей в солдаты.









Ссылки