Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2014 / Февраль Поиск:
19 Февраля 2014

Члены ОНК Москвы требуют законодательно урегулировать цензуру в СИЗО

Вот мы тут подумали, почитали и написали о нарушении прав граждан вычеркиванием фрагментов текста из писем заключенных.

Написали в разные адреса. Большое спасибо также членам ОНК Алле Яковлевне Покрас и Александру Куликовскому, давшим много ценных советов. Ну, получим ряд формальных отписок. И еще напишем. И посмотрим. Вряд ли кто этот текст осилит, но вдруг кому интересно...

Члены Общественной наблюдательной комиссии Москвы Каретникова А.Г. и Светова З.Ф. по жалобам и обращениям подозреваемых и обвиняемых, содержащихся в следственных изоляторах Москвы на слишком жесткую цензуру входящей и исходящей личной корреспонденции, ознакомились с нормативной базой, на основании которой цензура должна осуществляться. Обращения в ОНК касались того, что цензорами из писем заключенных и их близких вымарываются большие фрагменты текста, которые, по словам заключенных и их близких, не содержали запрещенной информации, хотя до самих заключенных и их близких не доведена информация о том, какого рода информация является запрещенной, не должна содержаться в письмах и может быть в связи с этим вымарана цензором.

По изучении нормативной базы, регламентирующий порядок осуществления цензуры, члены ОНК Москвы пришли к выводам о нарушении действующего законодательства. Просим Вас провести проверку соблюдения законности и при подтверждении фактов нарушения действующего законодательства - принять меры в рамках Вашей компетенции.

_________________________________________

К сожалению, в действующем законодательстве отсутствует расшифровка термина цензура, а также указание на то, какого рода информация может вымарываться цензором. Так, Федеральный закон от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" содержит единственно регламентирующие цензуру абзацы 2 и 3 статьи 20: «Статья 20. Переписка.

Переписка подозреваемых и обвиняемых осуществляется только через администрацию места содержания под стражей и подвергается цензуре. Цензура осуществляется администрацией места содержания под стражей, а в случае необходимости лицом или органом, в производстве которых находится уголовное дело.

Письма, содержащие сведения, которые могут помешать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления, выполненные тайнописью, шифром, содержащие государственную или иную охраняемую законом тайну, адресату не отправляются, подозреваемым и обвиняемым не вручаются и передаются лицу или органу, в производстве которых находится уголовное дело».

Таким образом, информация о том, что именно может вымарываться цензором, в данном нормативном акте не содержится, а содержатся лишь положения о том, при наличии какой в письмах информации они не вручаются адресату и передаются лицу или органу, в производстве которых находится уголовное дело. Более того, в данном нормативном акте вообще не содержится положений о том, что что-либо может вымарываться.

Аналогично регламентируют порядок переписки ПВР СИЗО УИС. Речь снова идет лишь о попытке передачи информации, при наличии которой в тексте корреспонденция не вручается адресату, а передается лицу или органу, в производстве которых находится уголовное дело. А именно:

Последнее предложение п. 81 действующей редакции ПВР СИЗО УИС: Переписка подозреваемых и обвиняемых подвергается цензуре.

П. 88 ПВР СИЗО УИС: Письма и телеграммы, адресованные находящимся на свободе подозреваемым и обвиняемым, потерпевшим, свидетелям преступления, содержащие какие-либо сведения по уголовному делу, оскорбления, угрозы, призывы к расправе, совершению преступления или иного правонарушения, информацию об охране СИЗО, его сотрудниках, способах передачи запрещенных предметов и другие сведения, которые могут помешать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления, выполненные тайнописью, шифром, содержащие государственную или иную охраняемую законом тайну, адресату не отправляются, подозреваемым и обвиняемым не вручаются и передаются лицу или органу, в производстве которых находится уголовное дело».

Таким образом, и этим нормативным актом не устанавливается, что вообще что-либо может вымарываться.

Члены ОНК Москвы считают недопустимой ситуацию, когда вычеркивание фрагментов информации отдается на произвол цензора, и не получили от начальника ФКУ СИЗО-2 ответа на вопрос, чем руководствуется цензор, вымарывая какую-либо информацию.

Как указано в Определении КС РФ от 8 февраля 2011 г. № 193-О-О «целевое назначение регулирования отношений, возникающих по поводу цензуры корреспонденции обвиняемых и подозреваемых, содержащихся под стражей, как следует из статей 20 и 21 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" во взаимосвязи с положениями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе частью первой его статьи 97 "Основания для избрания меры пресечения" и статьей 108 "Заключение под стражу", - предотвращение преступлений, разглашения государственной или иной охраняемой законом тайны, передачи сведений, могущих помешать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления, недопущение угроз свидетелю, другим участникам уголовного судопроизводства, уничтожения доказательств, воспрепятствования иным путем производству по уголовному делу».

По мнению членов ОНК, если есть основания полагать, что информация, содержащаяся в письме, имеет эти признаки, цензор должен уведомить об этом ответственного сотрудника учреждения, который, проведя проверку, примет решение о том, должно ли такое письмо быть вручено подозреваемому или обвиняемому, либо — быть передано лицу или органу, в производстве которых находится уголовное дело.

В соответствии со ст. 29 ч. 4 Конституции: «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом».

В соответствии с приведенными выше нормами, право на распространение и передачу для подозреваемых, обвиняемых и осужденных, находящихся в следственных изоляторах ограничивается цензурой, однако ни в одном действующем нормативном акте не написано, что это такое и что именно может быть вымарано или вычеркнуто и на каком основании. Поскольку информация о том, что именно нельзя писать, не доведена до лиц, содержащихся в СИЗО, то, по мнению членов ОНК вымарыванием фрагментов текста грубо нарушаются их конституционные права.

Члены ОНК считают неприемлемым объяснение о том, что данные пробелы урегулированы Приказом Министерства юстиции № 215 от 2001 г., утвердившем Правила цензуры входящей и исходящей корреспонденции, поскольку, во-первых, названные правила также не содержат указаний для цензора о том, какого рода информация может быть вымарана, а лишь более полное разъяснение о том, какая информация служит основанием для невручения корреспонденции адресату, а, во-вторых, ограничение указанными Правилами прав граждан на получение, передачу, распространение информации, прямо противоречит следующим положениям Конституции Российской Федерации:

«ст. 15 п. 1: Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

П. 3: Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения».

Вымарывание фрагментов текста является нарушением и ограничением прав, предусмотренных ч. 4 ст. 29 Конституции РФ, и прямо эти права затрагивает, таким образом неопубликованные нормативные акты не могут его устанавливать и регламентировать.

Федеральный закон Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ вообще не содержит никаких положений о цензуре, поэтому члены ОНК не считают ссылку на него обоснованной.

Члены ОНК обращают внимание на то, что в ФКУ СИЗО-2 уже имели место нарекания по работе цензоров, о чем к рекомендациям членов ОНК Москвы прилагается копия ответа на обращение граждан № 50ТО8 от 30.09.13 г.

Члены ОНК Москвы на основании п. 5 ст. 16 Федерального закона Российской Федерации от 10 июня 2008 г. N 76-ФЗ "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания" просят официально довести до их сведения, на основании каких норм каких опубликованных законов и подзаконных актов осуществляется вымарывание фрагментов текста из входящей и исходящей корреспонденции лиц, содержащихся в следственных изоляторах Москвы.

В связи с выявленными обстоятельствами, члены ОНК в соответствии с п. 4 ст. 15 Федерального закона Российской Федерации от 10 июня 2008 г. N 76-ФЗ "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания" рекомендуют:

- в рамках своих полномочий обязать администрации московских следственных изоляторов прекратить, либо приостановить практику вымарывания фрагментов текста из корреспонденции лиц, содержащихся в СИЗО, поскольку таковая практика не урегулирована правом и является, таким образом, незаконной.

- инициировать внесение в действующие нормативные документы определения понятия «цензура», либо удаление этого термина из действующих нормативных актов, обратившись с таким предложением к органам, обладающим правом законодательной инициативы, в частности – в Министерство юстиции Российской Федерации. По мнению членов ОНК, возможно внесение соответствующих норм в ФЗ-103 «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых», а также в ПВР СИЗО УИС.

- при наличии такой необходимости установить исчерпывающий перечень оснований, по которым из корреспонденции заключенных могут вымарываться фрагменты информации, инициировать опубликование такого перечня и доведение указанных оснований до подозреваемых, обвиняемых, осужденных, содержащихся в следственных изоляторах.

- рассмотреть вопрос о создании общей инструкции для сотрудников, осуществляющих цензурирование входящей и исходящей корреспонденции подозреваемых, обвиняемых и осужденных, включая вымарывание фрагментов теста, опубликовать данную инструкцию для всеобщего сведения, придав ей законную силу.

- не допускать ограничения прав подозреваемых, обвиняемых и осужденных, находящихся в СИЗО Москвы, зафиксированных в Конституции Российской Федерации и установленных федеральными законами на иных основаниях, чем прямо указанные в опубликованных и зарегистрированных в Министерестве Юстиции Российской Федерации.

- довести данные рекомендации до органов и должностных лиц, в чью компетенцию входит принятие решений по указанным в рекомендациях вопросам.

- довести до руководства следственных изоляторов г. Москвы, включая начальника СИЗО-2 полковника внутренней службы С.В. Телятникова информацию об иерархии нормативных актов в Российской Федерации, включая информацию о верховенстве юридической силы Основного закона Федерации, в частности – положения ст. 15 Конституции Российской Федерации о недопустимости применения неопубликованных нормативных актов, затрагивающих права, обязанности и свободы человека и гражданина.

- уведомить членов ОНК Москвы Каретникову А.Г. и Светову З.Ф. о результатах рассмотрения компетентными лицами и органами настоящих рекомендаций.

Члены ОНК Москвы

А.Г. Каретникова

З.Ф. Светова

Блог Анны Каретниковой




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Даниил Хармс

Умер в "Крестах"

23 августа 1941 года арестован за пораженческие настроения (по доносу Антонины Оранжиреевой, знакомой Анны Ахматовой и многолетнего агента НКВД). Чтобы избежать расстрела, симулировал сумасшествие; военный трибунал определил «по тяжести совершённого преступления» содержать Хармса в психиатрической больнице.









Ссылки