Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2014 / Февраль Поиск:
18 Февраля 2014

Анна Каретникова: Дисциплинарная комиссия в СИЗО-6

Вот дисциплинарная комиссия. Да, люди совершили нарушения. Хоть и не факт. Почему я так думаю - напишу ниже. Но вообще любопытна, то ли абсурдна, сама ситуация.

Взрослые люди, бывшие сотрудники, распоряжавшиеся чужими судьбами и ломавшие, возможно, многие, - стоЯт с руками за спину и отчитываются за то, что не держали эти руки за спину, выходя из камеры или прогулочного дворика, или за то, что после подъема не заправили свое спальное место. Ну, спали, короче, после подъема. А это ребята с неплохих должностей, просто однажды масть пришла не та. Или сами эту масть вытянули. Так бывает. Сотрудники СК, ОВД, ФСИН, всего. И вот они такие стоЯт. И покаянно говорят: мы всё поняли, спасибо за урок, больше не повторится Спальное место заправить, руки в карманах не держать. Эх, судьба... примеряю ее на себя каждый день, но у меня хоть погон нет. А вы? Вы? Неа. Навыки экстраполяции в основном отсутствуют. Это ж интеллигентская рефлексия... А зря.

Теперь по существу. Задаю на комиссии несколько вопросов на понимание. Совсем не всем, вопросы разные. Но из ответов вытекает, что некоторые люди действительно не знали своих прав и обязанностей. Им не разъяснили. Они в СИЗО недавно. И отдыхает пункт 13 ПВР со всеми своими способами доведения информации. Кто вам разъяснял ваши права и обязанности? Никто не разъяснял. Вы знали, что не должны были руки в карманах держать? Теперь знаю. Кто разъяснил? Ну как - сокамерники... Вы читали ПВР СИЗО УИС? Конечно. Где? В камере на стенде висят.

В камере на стенде ПВР СИЗО не висят. Ну вот не висят - и всё. Там висит выдержка, страницы 4. А в документе 20-30 страниц, смотря, каким шрифтом. Когда заключенные думают, что это - ПВР, они введены в заблуждение. Я считаю это недопустимым. Вы знаете свои права? Ну... а какие? Вы хотели бы их узнать? Вообще-то не отказался бы! Попросите их из библиотеки. О! там это действительно есть?

Не очень воспринимаю контраргумент: да это бывшие сотрудники, всё они знают. Потому что не представляю себе следователя СК, который за рабочим столом или дома на кухне ПВР изучает. Зачем ему это надо-то? Вы когда-нибудь так делали? Да так даже сотрудники ФСИН не очень-то делают, пока члены ОНК не приходят. И после этого тоже так делают не всегда. Ниже объясню, что я имею в виду.

Распространенное нарушение - спал после подъема. Формулируется это, естественно, не так. Это - нарушение седьмой обязанности из Приложения № 1 к ПВР, Правил поведения подозреваемых и обвиняемых, в 2010 году была введена эта обязанность, и о ней, в отличие от многих прав заключенных, администрация помнит хорошо. Итак, заключенные должны после подъема заправлять свое спальное место и не расправлять его до отбоя. Ну, то есть просто нельзя накрываться одеялом. Лежать можно, спать можно, а накрываться - нет. Это очень серьезно, товарищи. За это можно лишиться потом, например, УДО. Раз взыскание, два взыскание, - до свидания, УДО.

Такой вот пустяк. На воле захотелось тебе днем поспать - ляг, поспи. В СИЗО - извини, без УДО. И администрация скажет: а вы поймите: спецконтигенту волю давать нельзя, если строго не исполнять правила, они распустятся совсем и мало не покажется. Есть резон? Есть. Хорошо. Но по правилам - так по правилам. Давайте все их исполнять и жить по закону.

Вот обвиняемый говорит: у меня очень болит зуб, очень давно не могу попасть к стоматологу, из окна дует, я лег на свое ЗАПРАВЛЕННОЕ спальное место и накрылся сверху одеялом соседа, уехавшего в суд. Извините. Если это было так, то он ничего не нарушил. О чем с ним проводится профилактическая беседа? За что он расписывается? Он имел на это право. Нет нарушения. Надо бы проверить, а после проверки, если его слова подтвердятся, сказать: всё, нарушения не было, иди с Богом.

Лирическое отступление от ПВР. Зуб болел - вы заявления писали? Да. Постоянно. Полтора месяца. Чтоб вывели к стоматологу. В журнале за них расписывались? Нет... нет, я не помню, чтоб расписывался. Уважаемая администрация, этот бывший сотрудник говорит неправду? Или опять журнал ему не приносили? Почему ему не приносили журнал в соответствии с п. 91 ПВР СИЗО УИС? Давайте, пожалуйста, по правилам, раз по правилам. Я прошу соблюдать действующее законодательство.

Добрая администрация отдает распоряжение: так, вывести его к стоматологу. Он: ну, как повезло - всего лишь через профилактическую беседу или замечание попасть к стоматологу! Спасибо! (Искренне рад).

Стоп. Что он сейчас сказал? Правду. Он благодарен. А я уже давно когда-то девочек из того же шестого просила мне разъяснить: что вы имеете в виду, когда говорите "к врачу на обследование попадать удается только через карцер"?

Они разъясняли: пока не войдешь в жесткий конфликт, чтоб просто привлечь к себе внимание, - врача не увидишь. А конфликты обычно заканчиваются взысканиями. А вот к ним уже прилагается врач, чтоб шум прекратить. Ну да... такая вот процедура. Если к тебе случайно не забрели в большую камеру члены ОНК спросить, не болеет ли кто. Тогда иногда получается попасть к врачу без взысканий.

Если тебя за язык не схватила старшая по камере. Ее задача - чтоб не было жалоб. Никаких. В том числе - на медицину. Уважаемые сотрудники. ОНК знает, кто такая старшая по камере. Мы знаем, откуда и как она берется. Что входит в ее обязанности. Не тратьте время объяснять ОНК, что старшей по камере не бывает, и это - неформальные отношения самих заключенных. Нет, это не так, шестой изолятор. Это не неформальные отношения. Уважаемые члены ОНК нового созыва. К сведенью. Не следует путать смотрящего за камерой в мужском СИЗО и старшую по камере в женском. Вообще разные вещи.

Итак, если кто-нибудь не пришел в большую камеру и не узнал, что тебе нужен врач... Павел - молодец, он обратил внимание на мой вопрос, был ли тут прокурор, была ли тут ОНК, узнает ли кто-нибудь меня. Прокурора люди видели в суде. Надзирающий прокурор не забредает в камеры, у него есть дела поважней. Еще напишу о нем ниже. И ОНК до кратких добирается редко: высоковато. А меня обычно уже едва ли ни в каждой большой камере кто-нибудь да узнает. Видели в четвертом, в пятом, во втором, в первом... Да видели в основном те, кто болеет. Я ж в основном по этой части. Но лучше б они видели врача. Уж фиг с ним, с прокурором. Хоть надо больше ходить нам просто: увидеть врача через ОНК лучше, чем увидеть врача через карцер.

Так, возвращаемся к дисциплинарной комиссии и тому парню-БС. Нет, он не пойдет с Богом, поскольку не просто спал, накрывшись, что не является нарушением. У него есть еще и другое нарушение - занавешивание спального места. Уже второй, между прочим, раз занавешивался, а это - нарушение нормы 7 п. 3 названных выше правил из приложения № 1 к ПВР СИЗО УИС. "Запрещается занавешивать спальные места". Давайте, чего вы занавешивались? Полотенце сушил. На изголовье кровати.

Занавешиванье. Отдельная тема. Слушайте, мы таких людей в некоторых СИЗО видали занавешенных, что их точно надо раззанавесить, наверное. Они там занавесочку приподнимают лениво и из-под нее пальцами щелкают: мол ладно уж... пусть сотрудники и члены ОНК в камеру войдут, пропускайте. А до этого нас просто как бы и не впускают. И так бывает. И занавешиваются, и по телефону оттуда звонят. А не надо, уважаемые некоторые сотрудники, просто приносить в СИЗО телефоны. А то некоторые по ним научились звонить теперь уже в ОНК. И слава Богу. Не потерпевшим, не подельникам, не свидетелям. Прокурору - пока нет. Но если вы будете приносить в СИЗО телефоны (и не только... вот особенно мне не нравится это "не только") - вы можете оказаться на дисциплинарной комиссии в качестве объекта профилактической беседы, и руки будете держать за спиной. Об этом ниже.

Вот один БС тоже в карцер на 15 суток угодил. На этой самой комиссии. За телефон. Спрашиваю: вы его из ИВС привезли? Не, в конвойной машине нашел. Мой хороший. Ох, п. 26 ПВР СИЗО УИС. "Полному обыску подвергаются подозреваемые и обвиняемые при поступлении в СИЗО". Это когда ты раздеваешься и приседаешь. Его что - не обыскивали? Плохо обыскивали? Члены ОНК должны поверить в эту историю? Я понять хочу: его вот так обыскали, или ему телефон любезно небесплатно принесли потом? Или бесплатно. Хорошо, его посадили на 15 суток в карцер. А разбираться с тем, откуда взялся телефон, кто-то будет? Будет ли проверка? Понесет ли кто-то за это ответственность? Или наказание распространяется только на заключенного? Ну? а дальше? Давайте если по закону - то для всех, не в одни ворота. Вы же хотите по закону?

И, чтоб не возвращаться, еще об ОНК. Вот после посещения большой камеры в СИЗО-1 сотрудник, а это, кст, уже известный всей стране майор внутренней службы Е.С. Мирошников, мне глубокомысленно говорит: плохо...

Что тебе опять плохо?

Плохо, когда криминалитет встает на путь жалоб в ОНК.

В плане?

Это смотрящий к тебе сейчас обратился. Не дело. Так нельзя.

Да нет, блин, это не плохо. Это как раз очень хорошо, товарищ майор. Он обратился с таким вопросом, что хочет, чтоб его врач глянул. Он не к массовым беспорядкам обратился, не к дезорганизации работы учреждения, к прокурору он тоже не обратится, понятное дело, - он обратился к членам ОНК. И, я считаю, правильно сделал. Уважаемые сотрудники, может, я ошибалась прежде, когда писала, что вас на войну никто не посылал. Вас послали достаточно давно именно на войну с криминалитетом. Вверенным вам на сохранение. Но только с тех пор многие из вас норовят воевать вообще со спецеконтингентом. Это ошибка, это - деформация. Криминалитет никуда не делся, не спорю, и у него свои понятия, но от войны всех со всеми постепенно надо уходить. Превращая ее скорей в "Зарницу", чем в войну. У вас свои правила, у них - свои правила. Но мы все - люди. А ОНК помогает всем. В эту войну не вмешиваясь. И вообще-то желая, мне кажется, ее прекратить. И это - важное, что я хотела сказать сегодня. Но только меня опять вряд ли кто услышит и вряд ли кто поймет.

Опять заканчиваем лирическое отступление и возвращаемся к парню с полотенцем. Скажите мне, пожалуйста, ГДЕ он должен сушить своё полотенце? Этот вопрос уже не раз поднимала общественный наблюдатель Елена Гордеева. Сейчас его совершенно справедливо поднимает общественный наблюдатель Павел Пятницкий. Я спрашиваю парня: а где вы сушите белье? Он: ну, кто успеет - на батарее развешивает. Хорошо. А кто не успеет? Тишина. Об этом не надо говорить. Да?

А перечень предметов, которые подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе и хранить (приложение № 2 к ПВР СИЗО УИС), не предполагает наличия в камере веревки. На которой можно сушить белье. Обычно веревки есть. Но потом, как резонно отмечает коллега Пятницкий, приходит прокурор, начинает эти веревки дергать, всех сотрудников за их наличие строго карать в соответствии с законом, а, извините, все заключенные, которые просто сушили на этих веревках свои постиранные вещи, вообще-то могут подвергнуться взысканию. Ее ж нет в перечне? Нет. Значит, это предмет, запрещенный к хранению. Значит, ты - нарушитель. Нет веревки? Повесил полотенце на изголовье кровати? Ты занавесился. Ты - опять нарушитель. Так быть не должно, это абсурд.

Тут два аспекта. Веревку ли, сушилки ли - включите в перечень уже, Минюст. Павел правильно пишет: повеситься или повесить можно на чем угодно. А вот белье сушить на чем?

Второй аспект. Прокурор уважаемый надзирающий, хватит дергать веревки. Чем вы заняты? Вы больше не видите никаких нарушений законности в ваших поднадзорных изоляторах? Почему вы не видите, а мы - видим? Законность - она в законах, ее надо прочесть. А, нет, вы еще ходите 33-ю статью проверять и 103-м федеральным всем сотрудникам по башке за нее стучать. Благо он тонкий. А КАК ее можно соблюсти при таком перелимите? Я видела несколько способов в разных СИЗО, они при мне случайно вскрылись, не по воле сотрудников, просто потому что я - наблюдательная. Могу давать теперь рекомендации. Только закон при этом нарушается всё равно. Та или другая норма. Но извините, прокуроры, вы про перелимит не понимаете? Вы что сделали, чтоб его системно побороть? Не знаю, надо, наверное, ОНК к вам прийти поговорить. Уделите нам, пожалуйста, время. Меня огорчает такой подход к надзору и проверкам.

Уважаемые прокуроры, мы вас редко видим. Заключенные почему-то вас не видят вообще. Даже те, которые на голодовках, с ума сойти. Я при любой голодовке об этом спрашиваю. Не видят голодающие вас почему-то. Вы кого в СИЗО посещаете? Кабинет руководства и покамерные карточки? Журналы приема жалоб и заявлений вы точно по всем СИЗО Москвы никогда не посещали. Что-то с этим надо делать. Я вот сейчас читаю прокурорскую нормативку. Всё грустно. Но вы дергайте, дергайте веревки, пока я дочитываю... Простите, надзор нужен не для того, чтоб выскочить из кустов при нешатной ситуации и всех оперативно покарать. Он для другого. Я об этом напишу отдельно.

Так что вот, сорри, я не понимаю, в чем виноват парень, который сушил полотенце. Мне не нравится, когда наказывают по формальным основаниям, прекрасно понимая абсурд происходящего. С ним беседу провели - ладно. Наказали бы - я бы действовала сейчас иначе. Тем более, к зубному он, даст Бог, попадет. Всё к лучшему.

Возвращаемся на дисциплинарную комиссию. Следующее нарушение. Держали руки в карманах, выходя на утреннюю проверку в коридор. Или выходя с прогулки в прогулочном дворике. Объяснение первых: спросонья не сориентировались или не знали, что руки нельзя там держать. Объяснение вторых: при выходе с улицы убирали перчатки в карманы.

А что Анечка задает всё время этот тупой вопрос: вы в движении при этом находились, или стояли? Вы точно не в камере в этот момент находились, точно не в прогулочном дворике? А сотрудники СИЗО в этот момент где находились?

И смотрят все на Аню как на дуру. О чем спрашивает?..

Но момент-то наступает. И представитель администрации спрашивает заключенного: вину свою осознали? Да! А я не вижу, что осознали! Извините, осознал (быстро убирает руки за спину). Представитель администрации: вот теперь - вижу.

Стоп. Обязанность 14-я Приложения № 1 к ПВР СИЗО УИС. "Подозреваемые и обвиняемые обязаны при движении под конвоем или в сопровождении сотрудников СИЗО держать руки назад".

Стало понятно, почему я об этом спрашиваю? При движении в сопровождении. Только в этом случае. Ни на проверке. Ни на дисциплинарной комиссии. Нет нормы, что в этих случаях нельзя держать руки в карманах. И что там было за сопровождение, когда люди из камеры на проверку выходили? Если по закону, то по закону, я только за. Но для всех.

Я никого не лажаю. Я не стану на заседании комиссии об этом орать. Я это тихо шепну. Но только когда мне тихо же отвечают: а это в нашем внутреннем приказе ДСП написано, я вынуждена снова сказать: стоп. Нет. Статья 15 Конституции Российской Федерации, п. 3:

"Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения".

Держать руки за спиной - очевидно обязанность заключенного, Приложение № 2 об этом прямо свидетельствует. Таким образом, любое ДСП в этом отношении ничтожно.

Пожалуйста, не ссылайтесь при мне в подобных случаях на ДСП. Пожалуйста, руководствуйтесь Конституцией. Это - основной закон нашего государства. В ней так написано. Она имеет высшую юридическую силу. Скажем ДСП нет. Пожалуйста, давайте скажем, а то я ж сто судебных процессов тут устрою по каждому случаю ограничения прав и возложению обязанностей при помощи приказов ДСП, а они - беспроигрышные.

Еще одна история. Профилактическая беседа. ПисАл после отбоя. Записи и заявления по своему уголовному делу. Где написано, что у него нет такого права? Где написано, что лечь спать в десять - его обязанность?

В абзаце последнем п. 13 ПВР СИЗО УИС "предусматривается время для непрерывного восьмичасового сна подозреваемых и обвиняемых". И что? Это право или обязанность? Это то, что ему должны обеспечить. То есть право. Недопустимость проведения следственных действий, например. Так ведь в ДСП написано, верно? Какая это обязанность? А если у меня сон прерывный, если я просыпаюсь каждый час и воду пью - меня что, надо за это в карцер посадить? Да ну? Типа "нарушаешь свое право на непрерывный сон"?

Но всё станет совсем просто, если открыть ст. 17 103-ФЗ, где норма о непрерывном сне непосредственно внесена в статью с названием "Права подозреваемых и обвиняемых" под пунктом 10. Это право, а не обязанность. Меня кто-то слышит?

Приложение № 1 к ПВР СИЗО УИС не содержит обязанности заключенного спать после отбоя. И он не может, таким образом, быть наказан за нарушение какой-либо нормы. Вот о чем вы с ним провели профилактическую беседу? О нарушении, которого он не совершал? Потому что нарушения не было. Грустно это. Надо читать законы.

Кст, за это я приветствую те СИЗО, которые по заявлениям разрешают послде отбоя ТВ смотреть. Это абсолютно законно. Нет, давайте лучше врать, что никто не смотрит ТВ после отбоя, хоть все, у кого есть, смотрят, зато в любой момент можно ворваться в камеру, предъявить и покарать. Вот так мне не нравится, извините.

И уж если по закону - так по закону, - то еще один момент, последний по этой комиссии. П. 14 ПВР СИЗО УИС. "Подозреваемые и обвиняемые имеют право на вежливое обращение со стороны сотрудников СИЗО. К ним следует обращаться на "Вы".

Вот просто интересно - их будет когда-нибудь кто-нибудь, кроме членов ОНК, называть на "вы"? Я не цепляюсь, это реально важно. С этого все отношения начинаются. Это несложно. Уважемые сотрудники, вы когда-нибудь слышали, чтоб я заключенного на "ты" называла? Даже такого, который за время своей болезни мне стал родней мужа и детей? Даже такого, который меня называет на "ты"? Я еще раз говорю: несложно это. Попытайтесь.

Не, вон заключенная одна зажгла, она начальнику СИЗО говорит: понимаете, девушка...

Ну да, а кто до нее довел-то, как правильно обращаться? Там такие люди встречаются, читать не умеют вообще, им на комиссии по буквам их же фамилию диктовали. Но мы-то знаем закон? Мы - знаем, как обращаться? Давайте, пожалуйста, если закон - то для всех. Симметрично. Конгруэнтно. Мы не называем заключенных на "ты".

Очень хочется написать тут про проблемы прерывания ВААРТ, и еще про проблемы переламывания при наркозависимости в условиях ИВС и СИЗО, и про "голый четверг" в шестерке мне хочется написать, но до этого места уж точно не дочитает никто. Я про всё напишу отдельно. Что - в соцсети, что - в соответствующие инстанции.

И всё же скажу за лекарства. Не могу не сказать. Извините, шестой изолятор, мы приходили к вам с сотрудницей МСЧ ФСИН. Госпожа Иванова, зам по медработе, открыла нам замечательные шкафы и холодильник в медчасти с запасом медикаментов на десять дней. Там было очень много всего. Для диабетиков, для ВИЧ-инфицированных, вообще для всех приболевших. Мы расплавились от восторга.

Извините, почему у меня в камерах опять просят обезболивающее и ингалятор? Почему врач говорит: пусть вам из дома передадут? У этих девочек нет социальных связей. Им некому передать. Да, в шестерке, врать не стану, с воли лекарства передать легко, но если некому передать - как быть? Просто скажите мне: есть ингаляторы для астматиков, или нет их? Если нет - давайте найдем ингаляторы. Давайте я их буду искать. Я найду. У меня же Яндекс-кошелек, я просто куплю ингаляторы. Если есть - выдайте их нуждающимся людям. Выньте их из шкафа и выдайте. Куда вы их денете через десять-то дней? Я тут что-то недопонимаю. Вы их выбросите? Домой унесете? Оставите там лежать? Дайте, пожалуйста, людям лекарства.

Ну вот, все смеются теперь, что сотрудникам плохо меня в кафе приглашать, а выясняется, что на дисциплинарную комиссию - тоже не очень удачно. Нигде я никого не радую. Хоть чай правда был вкусный... давно меня ничего так не торкало. И тем не менее - для меня, юриста, на комиссии было много странного. Я отчет об этом напишу.

Слушайте, уважаемые сотрудники, я не нацелена на войну, я нацелена на позитив и конструктив. И готова помогать. Кто знает - тот знает, я и так, чем могу, помогаю. Я - просто юрист и организатор процессов. Разных. Я хочу инициации позитивных процессов. Я в них верю. Меня Родина послала на эту бесплатную работу. Я не умею работать плохо. Вот я честно и работаю.

Не нужно это никому - ну, вызывайте мне ГАИ, пожарную команду и службу газа. Можно меня выгнать из ОНК, это несложно, наверное. Но тут надо отдавать себе отчет, что вот тогда-то я никакими обязательствами связана не буду - и расскажу реально всё, что знаю. Хуже того - наговариваю это в сторону каждый вечер. Всё это уже есть, так что никакой вариант - не вариант.

Мне очень хочется верить в лучшее. Я говорила и повторяю: я очень редко прошу чего-то сверх закона. Если прошу - человечности и милосердия. Я верю, что это возможно.

Как-то же в Европе это происходит... не то, чтоб совсем без войны, но вот именно с войной по типу "Зарницы". Одни прячут, другие - ищут. Но люди - все люди. И не ненавидят друг друга. Хочу, чтоб и у нас было так.

Блог Анна Каретникова




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Варлам Шаламов

18 лет лагерей

19 февраля 1929 г. Шаламов был арестован за участие в работе подпольной университетской типографии и осуждён на три года лагерей. Отбывал наказание в Вишерском лагере (Северный Урал).




Рослаг: ИК-10 и ИК-13 Саратов; зоны красного беспредела

«По прибытии в колонию осужденные попадают в карантин, где прямо с этапа всех избивают. Причем сотрудники администрации действуют с пособниками из числа осужденных активистов. На протяжении всего пребывания в карантине с осужденных выбиваются явки с повинной. Днем и ночью идут избиения и пытки… Если осужденный попадает на дисциплинарную комиссию, то в порядке очереди должен в буквальном смысле бежать до кабинета начальника, в противном случае за это (если шагом) его избивают прямо в кабинете начальника… Также в колонии есть клетка (в дежурной части под лестницей), которую администрация использует в качестве пыточной. В клетке могут продержать несколько дней. Причем зимой в ней невыносимо холодно, так как двери на улицу не закрываются. К тому же снимают верхнюю одежду, делая пребывание в клетке совсем невыносимым».






Ссылки