Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2014 / Февраль Поиск:
10 Февраля 2014

Исправительные колонии Сосьвы разрушаются

Наконец-то мы добрались до поселка Сосьвы, ну и дорога, трясогузка сплошная. Первая по дороге ИК-15, нам разницы нет, поехали сначала туда.

Сразу увидели, как загружают заключенных в автозаки - последний этап в ИК-63 с закрывшейся Пуксинки. Глядя на эту картину, вспомнила кадры из фильма про какую-то зону, как-то сжалось сердце. Я много видела таких моментов, но вот этот как-то врезался в память. Суровые лица, большие сумки, длинная дорога.

Даже собаки замерли. Для непосвященных - обычная перевозка заключенных. Для нас – отчаяние и страх, опасения за жизнь и здоровье. Все то, о чем переживают переведенные с бездорожного лагеря зеки.

В ЛИУ-23 посетили камеры ШИЗО-ПКТ, была там и одна-единственная камера ЕПКТ, откуда там взялась, не понятно. Все просто: туда перевели одного заключенного из Забайкальского края, переведенного еще там в ЕПКТ. Получается, что его содержат в обычной камере, на которой написали большими буквами – ЕПКТ. Совершенно незаконно содержат, тем более, что ознакомившись с медкартой осужденного С., мы увидели, что ему назначено стационарное лечение. Абсурд и беззаконие.

Пошли в отряд №3, где содержатся больные, в том числе с открытой формой туберкулеза, администрация колонии была удивлена, что мы решились пойти туда, пытались нас отговорить, в целях нашей безопасности. Но мы подумали: а кто же их проверит, если все будут бояться?

Вообще, надо отметить, что администрация охотно нам шла на встречу, беспрепятственно пропустила с фотоаппаратом, даже медика задержали на работе, чтобы нам можно было ознакомиться и документами. Так же с удовольствием предложили нам сфотографировать библиотеку и церковно-приходскую школу, здание отряда было очень ветхое снаружи, но отремонтированное внутри.

Побывали мы и в столовой, попробовали, чем кормят сидельцев. В целом, впечатление не плохое, Хотя, если честно, колонии нужен такой капитальный ремонт. И куда тюремное ведомство смотрит, тоже вопрос интересный. Но вывод чуть позже…

Последняя ИК-18. Несколько дней назад наши коллеги ездили в эту колонию, где обнаружили нестерпимый холод. Нас охотно встретили и провели к начальнику, где мы определили маршрут посещения, нам разрешили фотографировать выборочно. Спорить мы не стали, нам хотелось поработать по максимуму.

Сразу пошли в отряд ОСУОН, где несколько осужденных попросились к нам на беседу. Что примечательно, руководство колонии по поступившим жалобам, сразу же разрешило конфликт, где, по сути, мы выступили в роли медиаторов.

Надо отметить, что впечатление о санитарном состоянии зданий колонии оставляет желать лучшего. Обшарпанные стены, давно некрашеные батареи и полы. Тусклая и грустная картина. Переполненный отряд, более пятидесяти человек на площади около пятидесяти метров. Как они там умещаются, непонятно.

Около отбоя попали в ШИЗО-ПКТ, как нам жалобы посыпались, о плохих условиях содержания, о плохом медицинском обслуживании, о холоде в камерах, о не выплате пенсий, о невозможности воспользоваться магазином. Ребята находились в промерзших камерах, с плесенью и грибком по низу стен, с повышенной влажностью и недостатком солнечного света. Нам они кричали в след, приезжайте по чаще, нам хоть будет теплее.

С тяжелым осадком уезжали мы из колонии. С одной стороны, руководство колонии, включая начальника, шло нам на встречу, с другой – жалобы осужденных.

Что с бюджетом колонии, выделяют ли им средства, возможна ли перереконструкция колонии и капитальный ремонт зданий и сооружений??? Эти вопросы мы зададим в своем заключении. Каков будет ответ и грядут ли глобальные перемены, посмотрим.

Лариса Захарова,

член ОНК Свердловской области

«Правозащитники Урала» - 6 февраля 2014 г.




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Жанна Агузарова

Полгода за музыку

В 1984 году во время одного из концертов группы "Браво" Жанна Агузарова была арестована по обвинению в подделке документов. В заключении она провела полгода.









Ссылки