Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2013 / Август Поиск:
16 Августа 2013

«Мы за мир на всей планете», особенно на «Планете ФСИН»

Вчера по просьбе родственников заключенных, я посетила колонию №11 республики Мордовия. Находится она на территории той самой легендарной гулаговской ветки «Дубравлаг» в поселке Явас, где живет уже не одно поколение тюремных охранников…

Настроение сразу создает медный бюст Дзержинского на входе и стена с надписью «Мы за мир во всей планете». Не удивительно поэтому, что и «гостеприимство» сотрудников учреждения чувствуется за версту. На пороге КПП меня встретил оперативник Дабеков. И, не глядя на меня, через плечо надменно кинул девушке-конвойной: «А мне плевать, что она правозащитник, не пускать ее!». В соответствующем настроении я вошла в кабинет начальника ИК-11 Макаева. Это тот самый начальник, который до 2007 года руководил другой «дубравлагской» колонией – ИК-17 в поселке Озерный, и которого после одной из проверок правозащитника Андрея Бабушкина сняли с должности. Тогда подтвердилось и жестокое отношение к осужденным, и многое другое… А теперь мы видим, что человек снова на руководящей должности.


Изучив мои документы, Устав и удостоверение, а так же внимательно прочитав постановление Верховного суда республики Мордовия о том, что ГУФСИН не имеет права препятствовать встрече правозащитников с осужденными, начальник с неохотой ставит на моих заявлениях визу «разрешаю». Сотрудник колонии сопровождает меня на территорию для встречи с теми, кому необходима моя помощь – это заключенные Юрий Николаевич Князев, 1968 года рождения, и Андрей Валентинович Зелинский, тоже 1968 года рождения.

На территории колонии идет какой-то спортивный турнир - зеки играют в футбол, другие зеки и конвойные «болеют», сидя на скамейках. Кто-то бьет по мячу и промахивается. «Ты чего на бабу что ли засмотрелся, мазила?!» - ругает его тренер. Все смеются. Но радости футбола не доступны ни Зелинскому, который вот уже более четырех лет находится в СУСе (строгие условия содержания), ни Князеву, который более 25 суток безвылазно содержится в ШИЗО (штрафной изолятор). Думаю, говорить о том, что все это незаконно, никому не нужно. Или нужно? Тогда говорю: ЭТО НЕЗАКОННО!

Осужденный Зелинский

Первым для оказания бесплатной юридической помощи ко мне выводят Андрея Зелинского из СУСа. Помочь ему просила и его адвокат, и даже… Федерация еврейских общин России, которая активно ему помогает. Мужчина родом из Московской области, воевал в Афганистане, получил осколочные ранения. Осужден за попытку убийства на 12 лет строго режима (поговаривают, что пальнул из охотничьего ружья в мужика, к которому приревновал свою жену, но тот благополучно остался жив).

– Сколько времени вы находитесь в строгих условиях? – спрашиваю.

– В этой колонии с 2009 года нахожусь и ни разу из СУСа не вышел, все время здесь, – отвечает.

– А на дисциплинарные комиссии вас хотя бы раз вызывали, чтобы пересмотреть режим?

– Ни разу! Я и хотел вас попросить, чтобы вы мне помогли! Я хочу выйти из СУСа, хочу отбывать свой срок нормально, хочу работать на пилораме, чтобы иметь возможность подать на УДО!

Примечательно, что в качестве последнего нарушения Зелинскому приписали ношение «легкой обуви», хотя в медицинской карте сказано, что в связи с осколочным ранением в Афганистане, ему она и предписана…

Вместе с Андреем мы пишем заявление о том, чтобы на первой же дисциплинарной комиссии пересмотрели его незаконное (по закону не более девяти месяцев) нахождение в СУСе, позже я отдаю его начальнику Макаеву, который удивил меня своими откровениями:

– Не я этого Зелинского в СУС сажал, он к нам приехал такой…

Помимо выше сказанного, Андрей Зелинский поведал и о том, что за время нахождения в ИК-11 ему ни разу на счет не поступили, так называемые, афганские «боевые». Он пытался жаловаться и в соцзащиту, но те развели руками. Начальник теперь обещал этот вопрос помочь урегулировать…

Еще оказалось, что осужденный не обжаловал свой приговор в Верховном суде, но ему необходимо это сделать, а копий из дела у него нет. Попытаемся помочь ему получить эти документы.



Осужденный Князев

Второй узника, которого я должна была посетить, - Юрия Князева – я нашла не сразу. Более двух часов мне не давали информацию о том, где он находится. Сначала меня отправили все в тот же СУС, но там его не оказалось, потом – на «промзону», но на «промзоне» я получила ответ, что он никогда там и не работал. Из «промзоны» – в жилую зону. Заключенные в один голос твердили, что не знают никакого Князева. Тогда оперативники придумали, что заключенного вообще во время отпуска начальника вывезли в другую колонию.

– Вам не кажется смешным, что вы потеряли заключенного? – начала было скандалить я. – Наверное, мне сейчас придется звонить в Москву…

После этого Князев как-то быстро нашелся – в штрафном изоляторе ИК-11. После таких долгих поисков мне стало понятно, что там что-то нечисто. И мои подозрения подтвердились.

Меня отвели в ШИЗО, посадили в кабинете сотрудников, минут через 10 привели Юрия Князева, который осужден за кражу на 1,5 года колонии (в пьяной компании у кого-то пропал мобильник, потом он нашелся, потерпевшие просили никого не наказывать, но репрессивные жернова же не остановить…). Князев бледный как сама смерть, кашляет взахлеб. Я даже испугалась, не открытая ли у него форма туберкулеза. Но все оказалось намного хуже.

– Вы не бойтесь, - успокаивал он меня. – Это не туберкулез! У меня просто одно легкое атрофировано – последствия плеврита. Я инвалид третьей группы бессрочно. На воле я должен был делать операцию по удалению неработающего легкого, но попал вот в застенки по пьяной глупости.

У меня даже потемнело в глазах от осознания того, что этот человек с одним легким находится в перманентной сырости и духоте штрафного изолятора уже в течение 25 суток безвылазно – с самого первого дня его поступления из центральной фсиновской больницы в эту колонию. Мол, отрицательной направленности он, хотя в личное дело каждого заключенного отрицательной направленности вклеиваются разноцветные полоски: красная – склонный к побегу, белая – склонный к дезорганизации, коричневая – склонный к членовредительству и так далее. У Князева полос нет…

Вопреки закону, сотрудники стояли над душой, не давая поговорить и саботируя мою работу.

– Я прошу вас дать мне возможность поговорить с осужденным вне зоны слышимости, – просила я.

– У нас нет такой возможности в ШИЗО, здесь нет решеток, чтобы изолировать его от вас, вдруг он на вас набросится?! – спорили они.

Договорились на том, что заключенного вывели в прогулочный дворик ШИЗО, поместив за решетку, меня проводили туда через все ШИЗО. Так, я увидела, что в этом месте не так уж и много заключенных, что все они стоят в одиночных помещениях, в которых вместо дверей – решетки. Но шокировало меня не это, а их кислотно-оранжевая роба, по типу американской – как в Гуантанамо.

Стоя в прогулочном дворике у решетки, где находился Князев, я диктовала ему текст жалобы для начальника колонии Макаева, а писал он ее, сидя на корточках, положа лист бумаги на лавочку...


Попытка диалога

После встречи с осужденными я отправилась в кабинет к начальнику, который, на сей раз, встретил меня уже с улыбкой. Рассказывал что-то о критичном Бабушкине и о нелюбимом им правозащитнике Марьине, который все время подает на него в суд. Мол, жалуются ему заключенные, что тот их провоцирует на написание жалоб. Ага. На меня тоже «активисты» копейской колонии №6 жаловались…

Высказываю начальнику свое недовольство по поводу незаконного содержания в СУСе Зелинского и в ШИЗО – Князева. Обещает решить вопрос Зелинского на первой же дисциплинарной комиссии, даже работу ему на пилораме обещает, если тот из СУСа выйдет. А по поводу Князева упорствует:

– А кто сказал, что он не может находиться в ШИЗО в течение 25 суток?

– Статья 115 УИК РФ сказала! – поясняю. – К тому же вы человека с одним легким держите в таком месте! В ШИЗО с сыро и душно! А если он у вас умрет, кто виноват будет?!

Зовет медработника. Кстати, несмотря на то, что медслужбу вывели за штат, эта врач явно еще не осознала, что она уже не должна прикрывать незаконные решения администрации, особенно такие. Дама начала усиленно спорить со мной:

– Я определяю, кого сажать в ШИЗО, а кого нет!

– И что же вы в ШИЗО посадили человека с одним легким? – спрашиваю с ужасом.

– У него всего лишь третья группа инвалидности! – агрессивно спорит она.

– То есть вы берете на себя ответственность за то, что у него могут случиться осложнения болезни? А если он у вас умрет?!

– Вот когда умрет, тогда и поговорим, пока что у нас нет заключения, что ему нельзя сидеть в ШИЗО!

Дальнейший разговор привел нас к еще большей агрессии и непониманию. Лично для меня загадка, как симпатичная молодая женщина может быть такой жестокой и действовать вопреки Закону, практически убивая заключенного своей подписью на документе о водворении его в ШИЗО в таком состоянии… Видимо, для этой горе-докторши пример уволенного недавно главы медслужбы ФСИНа из-за слишком частых смертей за решеткой – не показатель: http://www.forbes.ru/news/236890-glava-medsluzhby-fsin-uvolen-iz-za-umirayushchih-za-reshetkoi-zaklyuchennyh

После долгого спора начальник все же обещает мне вывести Князева из ШИЗО и отправить его в медсанчасть колонии, а потом – в Центральную больницу. Но сегодня я узнала, что в медчаснчасти Князев пробыл ровно 40 минут! И сейчас он снова в ШИЗО. В списках на отправку в больницу его тоже нет…

Что же, видимо, нужно действовать жестко – через суды, через усиленное привлечение правозащитников и журналистов. В августе-сентябре комиссия СПЧ при Президенте должна посетить Мордовские колонии. Все заявления, жалобы и документы мы передадим. А еще есть смысл обратиться по пыточным условиям содержания в ЕСПЧ…

Горько только, что с помощью диалога с такими вот «сотрудниками» исполнения наказания – ничего не решить, только с помощью судов, которые хоть изредка, но ставят их на место и помогают им понять, что Конституция в нашей стране одна для всех. И она уравнивает заключенных с их «начальниками». И когда сотрудники ФСИН поймут это, у нас появится шанс на то, что наше государство станет по-настоящему правовым, а не только на словах и в ведомственных докладах.



Оксана Труфанова, «Эхо Москвы» - 15 августа 2013 г.




Архив публикаций    

АКЦИЯ В ПОДДЕРЖКУ ДОНБАССА:

Сбор гуманитарной помощи осуществляет движение Интербригады (от Лимонова).

Введите сумму пожертвования и номер телефона:


ДА
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 






Последние комментарии:



Портреты: Печуро Сусанна

25 лет ИТЛ

Многочисленные пересылки, этапы, смена 11 тюрем и 7 лагерей. В разработках МГБ ей предназначалась роль связной «сионистского центра». Погружение в море человеческого горя, унижения и безысходности. Знакомство с реальной историей страны.









Ссылки