Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2013 / Май Поиск:
23 Мая 2013

Виталий Черкасов: Оштрафовавший меня судья остался «глух» ко всем доводам о моей невиновности

Постановление мирового судьи Максима Соловьева, признавшего правозащитника Виталия Черкасова виновным в нарушении статьи 17.7 КоАП, не имеет отношения к судебному акту. Оно немотивированно и, следовательно, незаконно. К такому мнению сегодня пришел сам правозащитник, получивший на руки постановление судьи.

Анализ документа показал, что ни один довод Черкасова о незаконности его привлечения прокуратурой к административной ответственности не был учтен судьей.

- Соловьев проявил явное неуважение к закону и к разъяснениям Верховного суда Россия. Он обязан был дать объективную оценку доводам каждой из сторон процесса, - уверен правозащитник.

По мнению Черкасова, судья умышленно остался «глух» к его аргументам, так как осознавал, что обоснованно – со ссылкой на нормы закона – не смог бы признать их несостоятельными.

К примеру, суд не дал оценки доводу о том, что прокурорская проверка Забайкальского правозащитного центра на наличие экстремизма противоречила требованию части 2 статьи 21 Федерального закона «О прокуратуре РФ». В норме прописано, что проверка проводится «на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором».

Но в судебном заседании помощник прокурора Ингодинского района Татьяна Вецина, отвечая на вопросы правозащитника, признала – не было законных оснований для проверки правозащитного центра.

По словам Черкасова, судья проигнорировал даже разъяснения Верховного суда России о том, что «ответственность по статье 17.7 КоАП РФ наступает лишь при неисполнении законных требований прокурора».

- В ходе заседания я специально цитировал постановление Верховного суда о наличии оснований, указанных в Законе «О прокуратуре РФ», для проверки нашего центра? Но судья словно в анабиоз впал, - делится впечатлениями от процесса Виталий Черкасов.

Не вразумили судью Соловьева и приказы Генпрокуратуры, призывающие «исключить из практики случаи проведения проверок при отсутствии к тому оснований».

Отказался судья хотя бы формально оценить и следующий довод правозащитника. Со ссылкой на приказы Генпрокуратуры Черкасов настаивал, что в ходе прокурорской проверки от него незаконно требовали информацию, которая есть в открытом доступе – в иных контрольных органах и в СМИ. Генпрокуратурой эти требования отнесены к злоупотреблениям и вмешательству в деятельность некоммерческих организаций.

Не нашел судья времени и для анализа довода о том, что работникам прокуратуры запрещено при проведении проверок брать на себя полномочия иных контрольных госорганов.

- Обязательно обжалую это постановление, чтобы увидеть реакцию судей вышестоящих инстанций. Либо я столкнулся с единичным случаем правового нигилизма. Либо, с учетом вала таких же проверок в других регионах, сверху дана команда грубо «кошмарить» НКО, и судьям свой авторитет уже не так важен, - полагает Черкасов.

Как сообщалось ранее, 17 мая мировой судья судебного участка № 1 Центрального района Читы Максим Соловьев признал директора Забайкальского правозащитного центра Виталия Черкасова виновным в «невыполнении законных требований прокурора» (статья 17.7 КоАП РФ) и назначил ему штраф в размере 2000 рублей.

Хронология событий:

В марте прокуратура Ингодинского района Читы в рамках проверки Забайкальского правозащитного центра на наличие экстремизма затребовал у его директора Виталия Черкасова документальную информацию.

Правозащитник письменно ответил: “Ваше требование не является законным, оно не основано ни на Федеральном законе “О прокуратуре РФ”, ни на приказах и указаниях Генеральной прокуратуры РФ. По этой причине оно не может быть мной исполнено”.

Черкасов объяснил, что информация о деятельности НКО имеется в распоряжении Министерства юстиции РФ, Управления Минюста РФ по Забайкальскому краю, налоговых и иных государственных органов.

Директор правозащитного центра обратил внимание райпрокуратуры на Указание Генеральной прокуратуры РФ “Об исключении из практики прокурорского надзора фактов необоснованного вмешательства в деятельность органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов и организаций” (N 236/7 от 8 августа 2011 года). В Указании отмечено: “Анализ практики прокурорского надзора свидетельствует о наличии фактов необоснованного вмешательства прокуроров в деятельность … некоммерческих организаций при осуществлении проверочных мероприятий, истребовании документов и сведений, принятии мер реагирования по итогам проверок. Подобные действия грубо нарушают права и законные интересы указанных субъектов, несут в себе значительный коррупционный риск и создают предпосылки для иных злоупотреблений”.

В этом Указании прямо запрещено необоснованно истребовать излишние данные и информацию открытого доступа. Прокуроров при проведении проверок обязывают “максимально использовать возможности получения необходимых информации и сведений из доступных официальных источников, в том числе сети Интернет”.

- Сведения и документы, запрошенные вами, являются информацией открытого доступа, имеются в доступных официальных источниках, в том числе в сети Интернет, - ответил прокуратуре Черкасов.

Кроме того, правозащитник обратил внимание, что согласно Федеральному закону “О прокуратуре” (статья 21), “при осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы. Проверки исполнения законов проводятся на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором”.

Необходимость соблюдения этих требований закона описана в Приказе Генеральной прокуратуры РФ “Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина” (№195 от 7 декабря 2007 года). В частности, там указано: “проверки исполнения законов проводить на основании поступившей в органы прокуратуры информации (обращений граждан, должностных лиц, сообщений средств массовой информации и т.п.), а также других материалов о допущенных правонарушениях, требующих использования прокурорских полномочий. В качестве повода для прокурорских проверок рассматривать материалы уголовных, гражданских, арбитражных и административных дел, результаты анализа статистики, прокурорской и правоприменительной практики, а также другие материалы, содержащие достаточные данные о нарушениях закона”.

Опубликовано в блоге Виталия Черкасова




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:


Новости по программам иммиграции www.visa.cgreality.ru.

Портреты: Печуро Сусанна

25 лет ИТЛ

Многочисленные пересылки, этапы, смена 11 тюрем и 7 лагерей. В разработках МГБ ей предназначалась роль связной «сионистского центра». Погружение в море человеческого горя, унижения и безысходности. Знакомство с реальной историей страны.









Ссылки