Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2013 / Май Поиск:
12 Мая 2013

Он вскрыл себе живот

Дыбы, мешки на голове, электрошокеры, дубинки с натянутыми презервативами. Руслан Губанов, рассказывая в этом видео о страшных пытках, которые он пережил в колонии ИК-7 в Омске и называя пофамильно своих мучителей, очень сильно рискует. Делает он это для того, чтобы помочь тем, кто в этой колонии остался. Делает он это и от безысходности и страха за других.

То, что осуществляющие эти пытки людьми называться не могут, очевидно. Животными их тоже не назовешь, потому, что звери так измываться над своими же не станут. Без сомнения об их действиях знало начальство. Информация доходила, и письма писались, но не предпринималось ничего.

Эта история вызвала бы дичайший скандал в любой другой стране, а в России такое все чаще кажется нормальным. И совершенно неважно, если человек совершил какое-то преступление и находится в заключении законно. Важно, что некоторые работники ФСИНа - нелюди, безнаказанно и беспредельно жестоко пытающие людей. Место этих монстров на нарах.

Если в стране такие истории будут казаться обычными, у страны нет шансов ни на что. Я говорю именно о реакции на такую историю. Если для нас это "ни о чем", то у нас нет шансов и прав тоже нет. Нет права называться цивилизованной страной. Нет права говорить о своей морале и "великом" предназначении, прикрываясь Пушкиным и Чайковским.

И можно сколько угодно пыжиться, грозить пальцем Европе, возить туда-сюда по Красной площади "Тополь", если пытки людей являются нормой, то место такой страны у... Другими словами плохое место.

Хотим мы такой страной быть?

P. S. Начинаем проверку по упомянутым работникам ФСИНа.

Наталья Пелевина, «Эхо Москвы» - 12 мая 2013 г.




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Даниил Хармс

Умер в "Крестах"

23 августа 1941 года арестован за пораженческие настроения (по доносу Антонины Оранжиреевой, знакомой Анны Ахматовой и многолетнего агента НКВД). Чтобы избежать расстрела, симулировал сумасшествие; военный трибунал определил «по тяжести совершённого преступления» содержать Хармса в психиатрической больнице.









Ссылки