Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2013 / Март Поиск:
13 Марта 2013

Маргарита Чарыкова и другие в «Матросской Тишине»

Ну да, действительно в больнице "Матросской Тишины" содержится Маргарита Чарыкова, у которой (я не стала бы писать подробно, но Интернет и СМИ уже пестрят деталями), - с рождения отсутствуют прямая кишка и сфинктер. Такая врожденная патология.

Ей сделано несколько операций, другой отдел кишечника вытянут ниже, - и на воле она спасалась от болей диетой из всего протертого, определенными гигиеническими процедурами и какими-то таблетками, которые однажды у нее изъяли оперативные сотрудники и в их составе обнаружили амфетамин. Маргариту обвинили в подготовке к сбыту наркотических средств и поместили под стражу. Под стражей пища не очень протертая (по словам Маргариты - нечищенная картошка и рис с куриными костями), а необходимые гигиенические процедуры никто в СИЗО проводить не будет. Итог - обострение заболевания, невозможность, я извиняюсь снова за конкретику, нормально сходить в туалет, жалобы на отравление организма, сильные боли, тошноту, рвоту, вздутие живота. Пытается расслабить кишечник касторкой, но от нее Маргариту снова рвет.

Держится двадцати четырехлетняя Маргарита бодро, однако ближе к концу беседы, не выдержав, начинает плакать. Однако у врачей и руководства СИЗО другое мнение насчет ее здоровья, они считают, что состояние больной улучшилось, оно удовлетворительное, она уже практически вылечилась и в ближайшие дни будет отправлена в шестой изолятор, из которого ее перевели в больницу. Кстати, уверяют наши сопровождающие, облегчить боль амфетамином невозможно. Хоть потом добавляют: впрочем, просто можно о боли на какое-то время забыть. Да, проблема есть, но она - врожденная. Под постановление, освобождающее из-под стражи, это заболевание не подпадает. Но это - редкая аномалия. Может, поэтому и не подпадает. Но тут тюремные врачи ничего поделать как бы не могут: нет бумажки - нет и освобождения.

А может, и могли бы. Говорить об этой проблеме, звонить во все колокола, по своей инициативе назначить обследование... Но не нужно им это. Говорить и звонить будут правозащитники, а их, правозащитников, за это в очередной раз обвинят в предвзятости. Ситуация, может, и не катастрофическая, но тяжелая. И не правозащитники, мне кажется, а врачи должны бы в честь клятвы Гиппократа ставить вопрос о том, что перечни заболеваний, освобождающие от содержания в СИЗО и отбывания наказания неполны и обрекают многих узников на страдания, а то и смерть за решеткой. Я об этом уже писала, но напомню вновь: по этим перечням освободить можно только умирающих, когда шансов на излечение уже нет. Это - глобальная проблема, и решать ее хорошо бы сообща. Но у тюремных медиков все "не настолько больны", пока не умрут. Это неправильно, конечно.

Вот Козлов Николай Николаевич с тяжелейшими нарушениями кровообращения. Мы были у него две недели назад и сейчас. Доктор в прошлый наш приход обещал подумать над необходимостью медицинского обследования Козлова. Результат никаков. Через день после нашего прошлого посещения Козлов написал заявление - ответа нет. А врачи всё упирают на то, что Козлов не подпадает под постановление. Когда он попадет-то? Когда, не приведи Всевышний, скончается? Ну зачем тяжело больного человека, у которого срок-то три года за мошенничество, гноить в СИЗО? Ну кому лучше от того, что он там страдает? Теперь у него, помимо тяжелейших заболеваний, еще и жуткий кашель. Сокамерник говорит: его наизнанку выворачивает. Плюс гемарроидальное кровотечение. Человек просто в СИЗО разваливается на части. Как, чье мне надо обратить на это внимание? Каждый отвечает за свой участок работы. Все, вроде, правы. Всё упирается в постановления. Ну так, может, надо уже в постановлениях что-то подправить?

В остальном всё по-прежнему. Заходим поболтать к Даниилу Константинову. Болтаем за жизнь, за политику, за литературу, про Бориса Стомахина. Заходим к Сергею Кривову. Он бодр, на здоровье не жалуется. Всем благодарности и приветы. Пробегаем карцеры. Куча тех, кто отказывался раздеваться при обыске. Одни - мусульмане, другие - принципиальные. Ну не хочется им снимать штаны, ради этого можно и в карцере посидеть. Спрашиваем офицеров - можно ли сделать обыск менее унизительным? Рентген, сканирование, собачка? Всё это пока в мечтах, идеального решения проблемы не предвидится.

А, и еще в завершение о лекарствах, которые получает Маргарита.

Читал мне их доктор-травматолог, а я вообще в лекарствах не разбираюсь, поэтому, возможно, названия перевру, но, может быть они важны. Альмагель, который должен как бы обволакивать больные ткани желудка и кишенчника. Олмеропразол, он нормализует секрецию. Фортранс - слабительное. И баралгин.

Нужно ли держать Маргариту под стражей? Она говорит, что как раз сейчас подошла ее очередь в Израильской клинике на операцию. Но девушка в СИЗО и будет оставаться под стражей, пока иного не решат следствие и суд. Кому лучше от того, что под стражей молодая женщина, инвалид, которая пыталась жить нормальной жизнью (а это очень тяжело для стомированного больного) и уже многократно раскаялась в том, что принимала не те таблетки? Я не знаю.

По материалам блога Анны Каретниковой




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:


Купить кожаный ремень мужской мужской ремень купить magazin-remney.ru.

Портреты: Достоевский Ф.М.

4 года каторги

22 декабря 1849 Достоевский вместе с другими ожидал на Семёновском плацу исполнения смертного приговора. По резолюции Николая I казнь была заменена ему 4-летней каторгой с лишением "всех прав состояния" и последующей сдачей в солдаты.









Ссылки