Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2013 / Март Поиск:
5 Марта 2013

Волжское судебное чудо

Как оппозиция Нижнего побеждает власть в судах и заражает местную Фемиду достоинством

Каспаров.Ru продолжает серию публикаций об общественно-политической ситуации в регионах России. Если первый материал о Мордовии демонстрировал поражение гражданского общества, то в другом регионе Поволжья гражданам есть чем гордится. О феномене нижегородского правосудия нам рассказал правозащитник Станислав Дмитриевский.

Последнее время многие журналисты и эксперты просят меня высказаться о причинах успеха нижегородских оппозиционеров в местных судах.

Действительно, в течение последнего года нам удалось одержать ряд значимых побед. Уже трижды суды Нижегородской области признавали незаконными отказы городской администрации в согласовании протестных митингов. Причем во всех случаях речь шла о резонансных акциях, каждая из которых была жестоко разогнана полицией, а их участники подвергались административным арестам на сроки до 15 суток.

Так, были признаны незаконными запреты на проведение митинга "За честные выборы" 24 декабря 2011 года, в ходе которого было задержано несколько десятков активистов; нижегородской версии "Марша миллионов" 15 сентября 2012 года, когда полиция избила дубинками участников, а затем задержала около двадцати человек; демонстрации "Трудового Нижнего" 7 ноября 2012 года и Нижегородского гражданского марша, в ходе подавления которого было задержано около восьмидесяти активистов. В ряде случаев судьи апелляционной инстанции отменяли решения об административном аресте активистов, и людей под аплодисменты публики освобождали прямо в зале суда (раз такое случилось и со мной), а иногда удавалось получать оправдательные решения по таким делам и в мировых судах.

Не стоит обольщаться — на общем фоне беззакония такие решения вряд ли составляют более 5–10 процентов. Однако по сравнению с ситуацией в столице и других регионах России эти победы правосудия выглядят почти чудом. Подчеркну,

речь действительно идет не столько о "победах оппозиции", сколько о победах правосудия.

Справедливо и то, что решения о репрессиях в отношении активистов практически всегда являют собой ту или иную форму надругательства над правом — разница лишь в степени цинизма этого надругательства.

Так в чем же причина проникновения этих лучей справедливости в темное царство путинского кривосудия? Думаю, их несколько.

Первая — с 2000 года в городе работает уникальная правозащитная организация Комитет против пыток. На ее счету 97 осужденных за незаконное насилие представителей государства (в основном полицейских), четыре с половиной сотни отмененных по жалобам юристов Комитета незаконных решений органов следствия и прокуратуры и более 20 миллионов рублей компенсационных выплат, взысканных в пользу жертв пыток. Не фоне этих внушительных судебных успехов победы оппозиционеров уже не кажутся столь необычными.

И хотя ни по одному из описанных в начале статьи "политических" дел Комитет не работал (юристы КПП ведут исключительно "пыточные" кейсы), влияние данной организации на правовую культуру участников протестного движения переоценить трудно. Тем более что многих правозащитников и активистов связывает личная дружба, да и вообще грань между правозащитным и оппозиционным сообществами в Нижнем достаточно размытая, во всяком случае более размытая, чем в других регионах.

Ни для кого не секрет, что основу группы статистического анализа, готовившего материал для монографии "Международный трибунал для Чечни" (скандальный суд над этой книгой сейчас идет в Дзержинске), составляли нижегородские нацболы. В то же время правозащитников зачастую можно видеть не только в числе наблюдателей, но и в числе организаторов протестных акций. Да и в каталажке среди задержанных и административно-арестованных они также находят свое достойное место, что также катализирует обмен правовыми знаниями и опытом.

Другой причиной является качество самих оппозиционных организаций, их почти безотносительный к идеологической ориентации настрой на отстаивание правовых принципов и подходов, даже если таковое и представляется делом, на первый взгляд, безнадежным или с практической точки зрения нерациональным. Скажем, если для среднестатистического московского активиста быть задержанным и отпущенным после "профилактической беседы" и без протокола — успех, то для среднестатистического нижегородского оппозиционера — хороший повод обратиться с жалобой на незаконность задержания.

Ходить "на беседы", вообще являться в органы без надлежащим образом оформленной повестки считается у нас дурным тоном. Хорошим же тоном является отказ от дачи любых показаний со ссылкой на статью 51 Конституции.

Неудивительно, что именно в среде нижегородских оппозиционеров смог появиться такой документ, как Акт в защиту свободы собраний — развернутая правовая позиция, касающаяся реализации одной из ключевых гражданских свобод. Кстати, данный Акт нередко используется активистами для обоснования своей позиции в суде.

Несомненно, наконец, что правозащитное сообщество сумело оказать существенно влияние и на нижегородский судейский корпус. В течение ряда лет Нижегородский областной суд возглавлял безусловно прогрессивный юрист Сергей Каневский. Именно благодаря его усилиям семинары для судейского корпуса проводил тот же Комитет против пыток, а каждый судья получил двухтомный сборник прецедентных решений Европейского суда. И хотя Каневского в итоге "скушали" сторонники традиционной для путинской России правовой доктрины "Чего изволите?", его труд не пропал даром.

Сейчас я с некоторым сдержанным оптимизмом имею смелость утверждать, что

среди нижегородских судей появилась группа специалистов, для которых понятие профессиональной чести и профессионального достоинства представителя третьей власти не является пустым звуком.

В этой среде явно зреет скрытое недовольство тем, что представители исполнительной власти и силовых структур привыкли использовать судей в качестве дешевой и безотказной обслуги. Во всяком случае, они уже не готовы, задравши мантии, отплясывать канкан под свисток любого полуграмотного опера. Не думаю, что эти люди являются выдающимися судьями или выдающимися юристами. Они просто СУДЬИ и ЮРИСТЫ, но по нынешним временам и это уже очень много.

Стоит отметить, что в решениях этих же специалистов (в том числе и по "не политическим делам") нередки ссылки на международное право. Впрочем, слова "ссылка" здесь явно недостаточно — демонстрируется умение правильно применять международно-правовые нормы, обосновывать ими решение, а не просто прикручивать их к тексту в качестве красивой "финтифлюшки".

Хочется пожелать этим судьям стойкости и мужества и выразить надежду, что, несмотря на немногочисленность данной группы, позиция этих людей способна оказывать существенное влияние и на других членов судейского цеха, и на социум в целом. Потому что

в российском обществе наконец созрела острейшая потребность в справедливости.

Думаю, у тех профессионалов, кто распознал эту жажду и готов ее утолить, большое будущее. А для российской государственности это, возможно, последний шанс предотвратить скатывание ситуации к "бессмысленному и беспощадному"... Потому что там, где уничтожена вера в правосудие, властвовать может только месть.

P.S. Пока дописывал эту статью, подоспело еще одно решение. Справедливое. От судьи, при упоминании которого оппозиционеры обычно безнадежно махали рукой. Кажется, профессиональное достоинство — это заразительно.

Станислав Дмитриевский, «Каспаров.Ru» - 4 марта 2013 г.




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Горький А.М.

Арест и высылка

Был арестован в Нижнем, но фактических данных к обвинению его не нашлось, и пришлось ограничиться высылкой его из Нижнего с воспрещением жить в столицах и университетских городах.









Ссылки