Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2013 / Октябрь Поиск:
3 Октября 2013

Дело 12-ти. 42-й день. 2 октября. Репортаж из зала суда

Судебное заседание по «Делу 12-ти», назначенное на 11:30, начинается почти с трёхчасовым опозданием. Напомним, с 1 октября слушания перенесли из здания Московского городского суда в Никулинский районный суд, а рассматривается дело Замоскворецким судом.

Фото: Евгений Фельдман/"Новая газета"

Вячеслав Макаров (адвокат Сергея Кривова) заявляет, что в отношении его подзащитного «незаконно были применены меры физического воздействия». Суд оставляет это без внимания и просит потерпевших представиться, после чего им объявляется состав суда. Общественный защитник Сергей Шаров вновь говорит об ухудшении здоровья Андрея Барабанова. Судья Никишина снова предлагает защитнику сдать заявление в письменном виде в Замоскворецкий суд.

Сергей Кривов хочет сделать заявление на основании статьи 120 УПК РФ («Заявление ходатайства»), но судья ему не позволяет. Подсудимый продолжает настаивать на предоставлении ему слова. Никишина просит вывести Сергея Кривова из зала, и его уводят.

Сторона обвинения продолжает представлять доказательства и просит допросить прибывшего потерпевшего - сотрудника 3 взвода 1 роты 2 оперативного батальона ОМОН ЦСН по городу Москве Сутормина Антона Николаевича.

Потерпевший сообщает, что 6 мая 1012 года прибыл на Большой каменный мост около 15:00 на автомобиле для личного состава. Позже переместился в район кинотеатра «Ударник». Находился там на протяжении 1-1,5 часов. После чего поступила команда на задержания, для чего были сформированы группы задержания по 6 человек. Поступила команда, по мнению Сутормина, «в связи с массовыми беспорядками». Сам момент прорыва цепочки оцепления потерпевший не видел. Он говорит, что задержал около 6 человек в составе группы задержания за неподчинение законным требованиям по статье 19 КоАП РФ («Самоуправство»). Задержанные были доставлены в автозак, предварительно производился их поверхностный досмотр.

Из задержанных Сутормин помнит только Александру Духанину: «С её стороны агрессия проявлялась». Он говорит, что заметил, как девушка кидает в сотрудника полиции камень, а следующий уже попал ему в бронежилет. Задерживал её один, а не в группе задержания, так как «на тот момент опасности не было» для него. При задержании Сутормин «подошёл сзади», «схватил аккуратно в районе шеи». Гособвинение в лице Костюк интересуется, оказывала ли она сопротивление? Потерпевший заявляет, что «способом задержания предотвратил» это, «у неё не было возможности» сопротивляться, «она шла спиной». Рапорта Сутормин не составлял. Физический вред ему причинён не был.

Территориальные границы Болотной площади, маршруты шествия, время проведения мероприятия и план обеспечения общественного порядка массового мероприятия, по словам потерпевшего, ему известны не были. Вадиму Клювганту (адвокат Николая Кавказского) Сутормин поясняет, что под массовыми беспорядками понимает «нарушение общественного порядка, неподчинение сотрудникам полиции». Признаками наиболее агрессивных действий называет оскорбления в сторону сотрудников полиции; то, что демонстранты «били флагштоками» и выбегали из толпы с «фрагментами асфальта».

«Административное правонарушение 19.1 – это то же самое, что и массовые беспорядки?» — хочет выяснить Вадим Клювгант. Но вопрос снимается.

Дмитрий Дубровин (адвокат Александры Духаниной (ныне Наумовой) и Дениса Луцкевича) спрашивает от кого и когда потерпевший узнал, что задержанная им девушка – Духанина? Тот говорит, что узнал об этом из СМИ. Сутормин полагает, что ему был причинён моральный вред, так как он сотрудник полиции в форме: «Считаю личным оскорблением».

«Ваша честь…», — дважды обращается Андрей Барабанов к судье. Но она оставляет это без внимания. Он предпринимает третью попытку: «Прошу вызвать мне скорую помощь в связи с болью в глазе». «Ну скорая Вам не поможет, присядьте», — отвечает Никишина. Продолжается допрос. Немного погодя Андрей Барабанов снова встаёт и говорит, что не может продолжать участвовать в судебном заседании в связи с головной болью и болью в глазе и просит удалить его в следственный изолятор. Судья говорит, что заявление не может быть поставлено на обсуждение: «Присядьте. Закончим допрос, и Вам будет вызвана скорая помощь».

Вячеслав Макаров пытается узнать, был ли огорожен сквер имени Репина металлическими барьерами? Сутормин говорит, что не обращал на это внимания. Он лишь знает, что стояла цепочка от угла сквера до первого парапета Малого каменного моста. Помимо этого потерпевший сообщает одну интересную деталь: «На момент инструктажа цепочки не было, и быть не должно было». На этом допрос потерпевшего Сутормина закончен.

После перерыва в зале снова присутствует Сергей Кривов. Он хочет сделать заявление. Никишина вновь его удаляет.

Начинается допрос следующего потерпевшего — командира 1 батальона 2 оперативного полка полиции Беловодского Игоря Борисовича. Он показывает, что к двум часам приехал на Калужскую площадь. Он проверял расстановку нарядов, координировал их действия и шёл от Калужской площади до Малого каменного моста, находился при этом в основном во главе колонны.

Беловодский утверждает, что многие демонстранты провоцировали сотрудников полиции, кричали «Пропустите», «Что Вы здесь стоите?», «Кого Вы боитесь?». «Отдельные люди провоцировали сотрудников, я воспринимал их как провокаторов, работали, чтобы заводить толпу», — заявляет потерпевший. Также он говорит, что получил удар в плечо: «Плечо поболело, я никуда не обращался за медицинской помощью».

Потерпевший настаивает, что среди демонстрантов «была группа, которая целенаправленно что-то хотела». По его мнению, в толпе «кто-то работал». И эта группа манипулировала, «в начале группа, потом масса».

Отвечая Дмитрию Дубровину, Беловодский говорит, что не узнаёт ни одного из подсудимых. Но при этом он заявляет, что ко всем имеет претензии. Он считает, что все люди в зале «попрали закон» и были задержаны за правонарушения, и говорит, что это его субъективное мнение. Сергей Панченко (адвокат Степана Зимина) задаёт вопрос, испытывает ли потерпевший неприязнь к подсудимым? Тот отвечает «нет». «Какой конкретный вред причинён Вам каждым из подсудимых?» — спрашивает адвокат Дубровин. Беловодский снова говорит, что никого не узнаёт, но при этом добавляет: «Они здесь не просто так».

Володя Акименков хочет выяснить, известно ли предъявленное лично ему обвинение так называемому потерпевшему? Ответ отрицательный. «Вам известно, что при нахождении в СИЗО я практически ослеп и не могу разглядеть Вашего лица?» Вопрос снимается. Володя продолжает: «Вам известно, что я 16 месяцев не видел свою мать и брата?» Но вопрос также снимается.

В связи с тем, что у защиты ещё много вопросов, судья объявляет перерыв до завтра, 3 октября.

Стелла Мхитарян

«Комитет 6 мая»




Архив публикаций    
Читайте также:

19/10/2013 «Болотное дело»   -   Главное /

АКЦИЯ В ПОДДЕРЖКУ ДОНБАССА:

Сбор гуманитарной помощи осуществляет движение Интербригады (от Лимонова).

Введите сумму пожертвования и номер телефона:


ДА
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 






Последние комментарии:



Портреты: Юрий Домбровский

Распространение антисоветских измышлений

В 1933 году был впервые арестован и выслан из Москвы в Алма-Ату. Обвинили его в полнейшей чепухе, но в общем-то чекисты унюхали верно: этот молодой человек не соответствовал тем требованиям, которые эпоха предъявляла к «человеческому материалу»









Ссылки