Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2011 / Апрель Поиск:
26 Апреля 2011

Дело Тихонова-Хасис. Текст выступления адвоката Васильева на прениях сторон. Ч.1

ВСТУПЛЕНИЕ

Господа присяжные! Подходит к концу этот процесс. Процесс длительный и сложный. Еще немного времени – и вы удалитесь в совещательную комнату для того, чтобы поставить в этом процессе точку. Решить, кто оказался более убедителен, сторона защиты или сторона обвинения. Весь процесс проходил остро, эмоционально и драматично; но теперь пришло время, когда необходимо отбросить эмоции, оставить в стороне личные симпатии и антипатии и взяться за дело с холодной головой.

Вы – присяжные заседатели, а не адвокаты или прокуроры. Ваша задача – оценить все те аргументы, которые были представлены вам сторонами процесса. Оценить их, исходя из своего жизненного опыта, своего умения мыслить логически, сопоставлять, анализировать, делать выводы. Оценить доказательства по силе их убедительности. Оценить их объективно и беспристрастно, руководствуясь не сиюминутными политическими соображениями или мимолетным настроением, а собственным внутренним убеждением и чувством справедливости.

19 января 2009 года на Пречистенке были убиты два человека: адвокат Станислав Маркелов и журналистка Анастасия Бабурова. В ноябре 2010 года материалы уголовного дела по данному преступлению были направлены следственными органами в Московский городской суд. Согласно версии следствия, это убийство было совершено Никитой Тихоновым, Евгенией Хасис и некими неустановленными следствием лицами.

С самого первого дня участия в этом деле я сомневался в том, что Тихонов и Хасис имеют отношение к этому преступлению. Когда в конце следствия я ознакомился с материалами дела, эти сомнения окрепли еще больше. Сейчас же я не сомневаюсь: я убежден в том, что ни Тихонов, ни Хасис к этому преступлению никакого отношения не имеют. И теперь я объясню вам причину такой уверенности.

ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ

Сложнее всего оправдываться не в содеянном преступлении, а в том, чего ты не делал. Преступник, идущий на преступление, заранее позаботится о том, чтобы скрыть следы своего деяния: спрятать оружие, выкинуть одежду, позаботиться о путях отступления… Невиновный же человек и предположить не может, в чем его через минуту решат обвинить излишне ретивые следователи и прокуроры.

Поэтому одним из столпов уголовного правосудия является принцип презумпции невиновности. Презумпция невиновности – это не пустой звук: это принцип, выстраданный потом, кровью, слезами и невинно загубленными человеческими судьбами и жизнями. Что гласит этот принцип? Любой человек априори считается невиновным. Не подсудимый должен оправдываться, а сторона обвинения должна доказать обоснованность своих подозрений – и никак иначе. Таким образом, если доказательств вины в деле мало или нет вообще, подсудимый является невиновным. Отсутствие доказательств вины подсудимого является лучшим доказательством его невиновности.

ОТНОСИМОСТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

В уголовном процессе существует такое понятие: относимость доказательств. Это способность конкретного документа или предмета доказывать именно тот факт, который требуется установить.

Относимость доказательства – одна из главных и важнейших характеристик, которые необходимо учитывать при вынесении по делу решения. Давайте проверим наличие этого качества у доказательств по данному уголовному делу.

Итак, защита утверждает, что большинство так называемых «доказательств», которые были представлены вашему вниманию стороной обвинения, никаким образом не относятся к обвинению, предъявленному Тихонову и Хасис, хотя обвинение и утверждает обратное. И сейчас я вам это докажу.

Как узнать, кто говорит вам правду, обвинитель или защитник? Это проще простого. Перед тем, как вы уйдете в совещательную комнату для вынесения вердикта, председательствующий огласит вам вопросы, на которые вы будете обязаны дать ответы. Так вот, уверяю вас, в этих вопросах ни слова не будет сказано о деле Рюхина или Олесинова, от вас не потребуют ответа на вопрос- «Собирался Тихонов покушаться на жизнь судей Мосгорсуда или нет?», суд не будет интересовать, намеревался ли Тихонов оказывать вооруженное сопротивление задерживавшим его сотрудникам правоохранительных органов. Вам показывали записи о способах установке растяжек, но у вас не будут спрашивать: доказано ли, что подсудимые что-то минировали? Вам демонстрировали парики и очки без диоптрий, но от вас не будут требовать установить, пользовались ли ими Тихонов или Хасис.

Как вы знаете, Тихонову не вменяется подготовка терактов, создание экстремистских организаций, подготовка революции – короче, все то, для чего могла быть использована литература, найденная в квартире Тихонова и Хасис. А значит, эти «псевдодоказательства» не имеют к существу рассматриваемого Вами дела никакого отношения.

Если в вопросах опросного листа будет хотя бы раз упомянуты клички Опер, Чех, Эд и пр.- можете считать меня лжецом и забыть все то, что я вам говорил.

Вы имеете полное право спросить: «А как же остальные подозрительные факты, о которых сообщила нам сторона обвинения? Что нам делать с этими фотографиями судей или с вроде бы имевшей место попыткой Тихонова оказать сопротивление при задержании?»

Я вам отвечу: сторона обвинения не вменяет Тихонову и Хасис ничего, кроме того, о чем вы уже знаете. То есть даже сторона обвинения считает, что Тихонов и Хасис не виновны ни в оказании сопротивления сотрудникам милиции, ни в слежке за судьями Мосгорсуда, ни в проведении терактов, ни в подготовке мировой революции. Ну, значит, так тому и быть. Вам следует думать только над теми вопросами, которые будут поставлены перед вами председательствующим, и ни над чем другим.

Все это не имеет никакого отношения к существу рассматриваемого дела. Зачем обвинению понадобилось упоминать эти обстоятельства? Для меня ответ очевиден. В отсутствии доказательств вины Тихонова и Хасис обвинению остается рассчитывать только на то, что вы, присяжные, будете принимать решение, руководствуясь не разумом, а эмоциями. Если у обвинения не получается доказать вину Тихонова и Хасис, остается только попытаться вас напугать совершенно посторонней информацией в расчете на то, что в этом случае вы не обратите внимание на ничтожную доказательственную базу по этому делу. Впрочем, если разобраться, то и запугивают вас весьма неумело. Если обвинение делает вид, что серьезно относится ко всем вышеназванным фактам, где в таком случае новые обвинения в адрес Тихонова и Хасис? Их НЕТ! Нет потому, что ничего из того, что приписывает обвинение Тихонову и Хасис, не происходило в действительности.

АНАЛИЗ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Я с нетерпением ждал прений по этому делу. Надеялся на то, что хотя бы в ходе прений сторона обвинения проанализирует свои доказательства и разъяснит: какими же такими окольными путями она пришла к выводу о виновности Тихонова и Хасис в совершении убийства Маркелова и Бабуровой? Не дождался. Сторона обвинения просто перечислила собранные по делу доказательства и на этом остановилась. Ну что ж, если прокуратура не хочет анализировать доказательства обвинения, это сделаю за нее я.

Начиная анализ доказательств, я бы хотел остановиться на нескольких общих вопросах. Прежде всего, вы не наделены правом решать вопросы о процессуальной допустимости представленных вам доказательств. В то же время, вы имеете право оценивать доказательства по степени их убедительности. В судебных процессах не раз и не два бывало так, что один совершенно незначительный на первый взгляд факт оказывался убедительнее десятков красиво и грамотно оформленных протоколов и позволял присяжным – то есть вам – принять законное и справедливое решение, осудить истинных преступников и оправдать невиновных людей, волей случая попавших в жернова правосудия. Помните, ни одно доказательство, представленное вам в ходе процесса, не имеет заранее установленной юридической силы. Только вам решать, какие факты ложны, а какие истинны.

В своем напутственном слове председательствующий подробно расскажет вам о правилах оценки доказательств, в том числе о том, что все доказательства надлежит оценивать в совокупности, соотнося их друг с другом, сравнивая, выясняя, в чем они подтверждают друг друга, а в чем опровергают.

Когда я знакомился с материалами этого дела, я неоднократно оказывался в тупике. У меня возникало такое ощущение, что сторона обвинения (а следователь относится именно к ней) собирало не доказательства вины, а доказательства невиновности Тихонова и Хасис. То ест,ь если взять какой-то протокол следственного действия, он выглядит убедительно, порой очень убедительно, но упаси бог попытаться сравнить его с любым другим протоколом – вся стройная картина преступления, нарисованная следователем, рассыпается в пыль.

Я бы, не задумываясь, поверил показаниям свидетелей Ермаковой и Мурашкина, опознавших Тихонова, если бы не слышал показаний свидетеля обвинения Черешнева. Я бы поверил показаниям Попова, якобы видевшего Хасис на месте преступления, если бы не видел видеозаписей с камер наружного наблюдения. Я бы поверил признательным показаниям Тихонова, если бы не читал материалов прослушки его квартиры.

УБИЙСТВО МАРКЕЛОВА

По версии обвинения, главной целью преступников был адвокат С. Маркелов. А. Бабурова была случайной жертвой. Так это или нет, нам еще предстоит разобраться, но давайте для начала вспомним то, что мы выяснили в этом заседании об адвокате С. Маркелове.

Так уж получается, что адвокат – это человек, постоянно находящийся на самом острие конфликта. Выиграл дело – и вот на адвоката косо смотрит проигравшая сторона, проиграл – те же косые взгляды, но уже со стороны собственных нанимателей. Смог адвокат добиться требуемого результата или нет – каждое новое дело приносит адвокату пусть и не врагов, но, по крайней мере, недоброжелателей.

Большинство дел, с которыми работал адвокат Маркелов, трудно назвать рядовыми. Это дела резонансные, политические. Многие из его дел приковывали пристальное внимание СМИ, вызывали активное обсуждение в обществе. Чего стоят только упомянутое здесь дело полковника Буданова, в котором С. Маркелов представляя интересы семьи Кунгаевых, дело журналиста Бекетова, пострадавшего за участие в защите Химкинского леса, дело по факту избиения ОМОНом жителей города Благовещенска и многие другие. Есть в числе этих дел и дела связанные с молодежными радикальными группировками, к числу которых относится дело с потерпевшими Рюхиным и Томским. По официальной версии следствия, которую мы узнали из показаний свидетелей Донских, Литинского, Соколова и пр., данное убийство было совершено в результате конфликта двух молодежных радикальных группировок, «антифа» и «нацисты». Однако этим делом все противостояние С. Маркелова так называемым нацистам и исчерпывается. Ни одного другого дела, затрагивающего интересы двух этих группировок, у Маркелова не было. Не маловато ли для того, что бы утверждать, что Маркелов перешел дорогу националистам?

Тем более странно связывать дела, которыми занимался С. Маркелов в качестве адвоката, с его личными убеждениями. Да, С. Маркелов несколько раз представлял интересы представителей молодежной радикальной группировки «Антифа», но это не значит, что он сам к ней принадлежал. Не следует думать, что адвокат, защищающий вора, сам является вором, защищающий насильника – насильником, а защищающий террориста – террористом. В числе дел Маркелова были и дела, в которых он выступал защитником чеченских террористов, которых по уровню человеконенавистничества вполне можно назвать фашистами. Но это же не говорит о том, что Маркелов сам являлся фашистом. Как говорит Г.М. Резник: «Адвокат – это защитник, а не пособник». Таким образом, смелое утверждение обвинения о том, что С. Маркелов был убит именно за его работу по делам, связанным с движением «антифа», вызывает серьезные сомнения. Во всяком случае, у С. Маркелова были дела и покруче, намного круче. И враги по ним у С. Маркелова должны были появиться куда более серьезные, чем кучка дворовых гопников из радикальных молодежных группировок.

УБИЙСТВО БАБУРОВОЙ

По мнению следствия, Тихонов убил Бабурову в связи с тем, что она его видела и могла опознать. В это можно было бы поверить, если не одно НО. Нам известно (из показаний свидетелей обвинения), что на лице у убийцы был шарф, который, собственно, его и скрывал. Мурашкин и Ермакова видели, как убийца подбежал к ним, при этом с его лица шарф на мгновенье упал и позволил им рассмотреть и запомнить внешность преступника. Значит, до этого шарф лицо преступника скрывал, и опознать его было нельзя, в том числе не могла бы его опознать и сама Анастасия Бабурова. Может быть, убийца надел шарф сразу после убийства? Тоже нет, поскольку ни свидетель Черешнев, ни свидетель Цуканов об этом ничего не говорят. Сообщают о том, что преступник убрал пистолет в карман, а вот о том, что он останавливался и заматывал лицо шарфом ни слова. Так что же получается? Что остается от этой смелой версии обвинения о том, что Тихонов (впрочем, был ли это, Тихонов еще вопрос) убил Бабурову, чтобы остаться неузнанным?

А ведь это еще не все. По версии следствия, Бабурова ранее несколько раз видела лицо Тихонова. Только лицо. Что она знала о нем еще? Имя? Адрес? Круг знакомств? Да ничего этого, только внешность. Предположим, что преступнику оказалось достаточно и этого. В таком случае ситуация становится совершенно фантастической: убийца убивает Бабурову, чтобы она его не узнала (даже несмотря на то, что она не могла видеть под шарфом его лицо), и в то же время благородно проходит мимо Мурашкина и Ермаковой, хотя аккурат перед ними с лица преступника падает шарф и позволяет Мурашкину и Ермаковой рассмотреть и запомнить его внешность. Почему в таком случае преступник не убивает как случайных свидетелей Мурашкина и Ермакову, по тем же причинам, по которым убил и Бабурову? Где ответ на этот вопрос? Сторона обвинения по этому поводу скромно молчит- «Авось не заметят», «Может, и так сойдет». Не сойдет! Ответа на этот вопрос у обвинения нет. Ответ есть у защиты: на самом деле Мурашкин и Ермакова лица убийцы не видели, поэтому и не было у убийцы необходимости их убивать. Впрочем, и технической возможности убить Ермакову и Мурашкина у убийцы тоже не было: пистолет-то после третьего выстрела сломался. Да только вот беда – обвинение настаивает на том, что никакой поломки в пистолете убийцы не было. Что ж, ниже мы это рассмотрим детальнее.

А теперь вспомним то, что говорили нам потерпевшие – родители А. Бабуровой. Они, вопреки версии обвинения, считали, что убийство А. Бабуровой было ранее запланировано и совершено вполне намеренно. То есть потерпевшие сами указывают на то, что не верят официальным выводам следствия. Родители Бабуровой сообщили, что в ее адрес были угрозы, ее электронный почтовый ящик взламывался какими-то нацистами. Так почему в ходе суда и следствия исследованию этих обстоятельств уделено так мало внимания? Ведь если допустить, что убийство Бабуровой было заранее спланировано, получится, что случайным было именно убийство Маркелова. А раз так, то вся версия стороны обвинения летит в тартарары. Обвинению куда проще было проигнорировать заявления родителей Бабуровой и продолжать делать вид, что в деле все нормально и правильно. То есть даже потерпевшие не верят обвинению, фактически заявляя о неполноте следствия. Почему в таком случае вы должны ему верить?

НАЦИОНАЛИЗМ ТИХОНОВА И ХАСИС

Один из узловых вопросов этого дела: являются ли Тихонов и Хасис националистами, нацистами, фашистами и экстремистами. К сожалению, этот вопрос остался без ответа. Остался без ответа потому, что сторона обвинения совершенно ясно и однозначно отказалась его обсуждать. Никто из свидетелей обвинения заявлявших о том что Тихонов и Хасис придерживаются какой-то неправильной идеологии, не смог сообщить, кто же это такие – фашисты и нацисты? Дошло до того, что свидетели из числа сотрудников ФСБ умудрились заявить, что о принадлежности Тихонова и Хасис к нацистским организациям свидетельствуют-де обнаруженные на квартире книги: «Полководец» (о Г.К. Жукове) и «Россия кровью умытая» (о гражданской войне в России).

Единственное, что удалось выяснить у этих свидетелей: националисты – это те, кто считают, что в России должны жить только русские. Хорошо, пусть так. Где и когда Тихонов и Хасис заявляли, что в России должны жить только русские? Из каких доказательств следует, что подсудимые так считают? Таких доказательств нет ни в деле, ни в природе вообще. Нам демонстрировались аудиозаписи разговоров Тихонова и Хасис. Разговоров весьма откровенных, но даже в них ни Тихонов, ни Хасис ни словом, ни полусловом не упоминают о своем враждебном отношении к лицам нерусской национальности или представителям радикальной молодежной группировки «антифа».

А в таком случае где мотив, о котором говорило нам следствие? Обвинение не стало утруждать себя установлением факта: кто же такие русские националисты, чего они хотят, какими методами действуют – ограничившись лишь навешиванием ярлыков на Тихонова и Хасис. Ну а раз обвинению это не нужно, то от вас этого не требуется и подавно. Достаточно просто самим себе ответить на вопрос: «Объяснило ли вам обвинение, кто такие русские националисты, и привело ли обвинение доказательства того, что Тихонов и Хасис ими являются?» Нет? Ну тогда и говорить не о чем.

В очередной раз мы убеждаемся: отсутствие доказательств вины – лучшее доказательство невиновности.

МОТИВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Следствие убеждает вас в том, что у Тихонова были мотивы для совершения этого преступления. Что же в качестве мотива предлагает вам следствие? Сейчас я зачитаю вам ЭТО дословно, а вы попытайтесь понять, о чем тут вообще идет речь (забегая вперед, скажу, что мне это удалось весьма и весьма относительно) Итак, Тихонов убил Маркелова, к которому (цитата) «на основе чувства собственной исключительности испытывали нетерпимость, идеологическую ненависть и вражду в связи с осуществлением последним своей профессиональной деятельности по уголовным делам по защите прав потерпевших и обвиняемых, придерживающихся антифашистской идеологии, а так же активным публичным участием Маркелова С.Ю. в антифашистском движении и крайне негативным его отношении к лицам, придерживающимся радикальных националистических взглядов». Не знаю, как у вас, а у меня после прочтения этого шедевра появилась масса вопросов, на которые я не смог получить вразумительного ответа, ни изучив материалы дела, ни самолично участвуя во всех судебных заседаниях.

Итак: о каком-таком чувстве своей исключительности у Тихонова и Хасис ведет речь обвинение? В чем оно выражается, чем доказывается его наличие? Тихонов себя считал исключительным по отношению к кому? К лицам, придерживающимся антифашистской идеологии, или лицам, придерживающимся радикальных националистических взглядов? А может быть, он считал себя исключительным по отношению к самому С. Маркелову? Есть у вас на этот счет какие-то собственные версии?

Что такое идеологическая вражда к человеку, осуществляющему свою профессиональную деятельность? О чем тут речь? Уж не хочет ли сторона обвинения заявить, что «антифашизм»- это такая профессия? На каких потерпевших и обвиняемых намекает нам следствие, говоря об их антифашистской идеологии? На семью чеченской снайперши Эльзы Кунгаевой? Если это реальные личности, почему обвинение прямо не указало, о каких потерпевших и обвиняемых идет разговор, зачем эти многозначительные недоговорки?

Что такое «публичное участие Маркелова в антифашистском движении»? Помощь подзащитным по уголовным делам? Так это не антифашизм, а обычная деятельность для любого, подчеркиваю, ЛЮБОГО адвоката.

Обвинение заводит разговор о том, что С. Маркелов негативно относился к лицам, придерживающимся радикальных националистических взглядов; но вот в чем конкретно выражалось это отношение? Вы поняли это из материалов дела? Лично я – нет. По сути, все эти громкие заявления обвинение основывает исключительно на том факте, что Маркелов в 2006 году участвовал в качестве представителя потерпевшего в одном единственном деле – деле по факту избиения Рюхина и Томского. Достаточно ли это для таких глобальных выводов?

В ходе рассмотрения этого дела, я неоднократно замечал (думаю, и вы тоже) что обвинение старательно подменяет предмет доказывания. В частности, по версии обвинения, мотивом убийства Маркелова и Бабуровой была идеологическая ненависть. Следовательно, обвинение по идее должно было доказывать, что убийца руководствовался националистическими мотивами именно в момент совершения преступления (не спрашивайте меня, как – не я приписывал Тихонову этот мотив). Не имея возможности доказать этот факт, следствие подменяет предмет доказывания, демонстрируя вам доказательства чего угодно, но только не радикально-националистических убеждений Тихонова и Хасис. Обвинение каждое заседание упоминало дело Рюхина и совершенно прозрачно намекало на то, что убийство Маркелова – это месть Тихонова за активную роль в этом деле. Но в то же время вместо мотива мести, предусмотренного УК РФ, вменяют почему-то какую-то неведомую идеологическую вражду и ненависть. Для меня это очевидно: если бы обвинение вменило именно мотив мести, тогда из обвинения пришлось бы выкинуть мотив этой самой идеологической вражды и ненависти. В результате из громкого политического процесса получилось бы рядовое уголовное дело, и не было бы никаких законных оснований запугивать вас рассказами о страшных русских фашистах, которых все боятся, но никто никогда не видел.

Свидетели (в том числе Литинский, Донских, Соколов и пр.) заявляли о том, что дело было направлено в суд исключительно благодаря усилиям С. Маркелова, но они так и не смогли пояснить: что же такого экстраординарного сделал по этому делу С. Маркелов? Лично я так и не увидел тому никаких документальных свидетельств. Более того, роль адвоката со стороны потерпевших по делу объективно не играет в деле большого значения. Уголовное дело расследует следователь, подписывает дело в суд и поддерживает обвинение прокурор, приговор выносит судья. Где тут место адвоката? Уж если Тихонов и решил мстить, так эта месть должна была быть направлена на следователя, объявившего его в розыск, или на судью, заочно принявшего решение о его аресте. При чем тут вообще адвокат С. Маркелов? Не он приговор по делу писал.

Впрочем, давайте сделаем вид, что мы с вами поверили следствию. Возникает вопрос: а в чем же выразилась эта активная роль С. Маркелова в деле по факту избиения Рюхина и Томского? Где его многочисленные жалобы, ходатайства и прочие проявления активной деятельности? Ничего такого вам не предъявлено, а значит, этого нет в природе. А раз так, то и нет оснований говорить о том, что Маркелов делал по этому делу что-то экстраординарное.

Не проливают свет на ситуацию и признания самого Тихонова. Если вдруг вы поверите в искренность и достоверность данных признаний, вы потеряете в обвинении и те крохи здравого смысла, которые в нем еще оставались.

Допустим, как настаивает сегодня обвинение, Тихонов тяжело переживал свое нелегальное положение и решил отомстить Маркелову, из-за которого был вынужден скрываться по подозрению в убийстве Рюхина. Но разве его после этого перестали бы разыскивать, подозревать? Он облегчил бы свое положение? Открыл бы себе дорогу к карьере, к нормальной жизни?

Да нет же, как раз наоборот! Он сразу стал бы первым подозреваемым (что и произошло!) еще и в новом убийстве. Причем, если за Рюхина его преследовали напрасно, по оговору, и это давало надежду когда-нибудь избавиться от розыска (что и произошло в итоге), то, «отомстив» Маркелову, он сразу попадал бы под подозрение уже за дело, и разыскивался бы уже по двум убийствам вместо одного. Вся горечь его положения только усугублялась бы этим во много раз, он загонял бы сам себя в ловушку без надежды на выход!

В своем самооговоре, написанном в день ареста, объясняя переход в нелегалы, Тихонов написал: «В правоохранительные органы я не обращался, так как у меня к ним не было доверия и я не верил, что смогу доказать свою невиновность. Считал, что рано или поздно правоохранительные органы сами установят правду, найдут истинных убийц и тогда я смогу вернуться к прежнему образу жизни» (т. 5, л.д. 251).

Так что же в таких условиях? Отомстить – и окончательно усложнить, испортить свою жизнь, превратиться из виртуального преступника и убийцы в реального? Рискнуть получить пожизненный срок, сломать свою собственную жизнь навсегда? Не слишком ли большая плата за сомнительное удовольствие отомстить?

МАТЕРИАЛЫ С КОМПЬЮТЕРА

Несколько судебных заседаний были посвящены изучению документов, обнаруженных в компьютере, изъятом у Тихонова и Хасис. По мнению обвинения, все то, что они вам зачитали, имеет отношение к убийству Маркелова и Бабуровой. Мнение весьма странное, однако материалы оглашены и наша задача их проанализировать, оценить и понять: доказывают ли они вину Тихонова и Хасис или нет?

В ходе обыска у Тихонова были обнаружены тексты с информацией о порядке разборки и чистки оружия, информация по установке растяжек, пристрелке автомата и пр. Эти тексты, по мнению обвинения, свидетельствуют о том, что Тихонов является опасным профессиональным преступником. В то же время этот настойчиво навязываемый вам вывод противоречит элементарному здравому смыслу. Зачем профессионалу нужны записи того, что у него и так отработано до автоматизма? Зачем профессионалу схема пристрелки автомата, если он и так это знает? Зачем профессионалу список приемов наружного наблюдения, если он сам может о них рассказать, даже если его разбудить среди ночи? Эти записи выдают в Тихонове не профессионала, а дилетанта. Дилетанта, который пытается таким вот старомодным способом освоить те знания и умения, наличие которых является для профессионала само собой разумеющимся, навыком, отработанным до автоматизма. Неужели вы думаете, что профессионал в ходе наружного наблюдения будет сверяться с записями: правильно ли он одет, правильно ли себя ведет?

А теперь один риторический вопрос: был ли дилетантом человек, убивший Маркелова и Бабурову? Мог ли дилетант среди бела дня, в самом центре Москвы, на глазах у десятков прохожих, совершенно хладнокровно совершить убийство Маркелова и Бабуровой? Хирургически точно, потратив три патрона, убить двух людей, после чего на глазах у всех пройти к станции метрополитена и уехать. Какую нечеловеческую выдержку, хладнокровие и профессионализм надо иметь, чтобы совершить все эти действия и не допустить ни одной ошибки. Совершить убийство, балансируя на самой грани человеческих возможностей. Где убийца научился всему этому? Где он научился так мастерски выслеживать жертву? Стрелять так, что бы ни одна пуля не прошла мимо цели? Уходить с места убийства так, чтобы ни попасть в кадр ни одной из камер наружного наблюдения? Можно ли это сделать по клочочкам рукописных записей, обнаруженных в квартире Тихонова и Хасис? Ответ очевиден: нет, такой профессионализм – результат долгих и изнурительных тренировок под руководством высококлассных инструкторов, многих часов, проведенных на стрельбище. Нужны ли будут профессионалу ТАКОГО класса какие-то примитивные инструкции, неизвестно кем написанные или скаченные из открытого доступа в Интернете? Нет. Таким образом, можно однозначно заявить: Тихонов – это не тот человек, который нам нужен.

Пытаясь доказать вам неизвестно что, обвинение массу времени посвятило зачитыванию материалов о том, как правильно вести слежку, организовывать тайники, готовиться к предстоящему обыску, вести себя со следователем и пр. Уж не знаю, о чем это должно было свидетельствовать, по мнению обвинения, но вот с точки зрения защиты это замечательно доказывает невиновность Тихонова. Ничего из этих рекомендаций Тихонов не использовал ни до, ни после задержания. Более того, убийство Маркелова совершено с очевидными нарушениями тех рекомендаций, которые содержались в оглашенных материалах.

Давайте освежим их в памяти:

Т.19 л.д. 53 – «На случай задержания заранее собери тревожную сумку». Почему Тихонов ее не собрал?

«Заранее обзаведись квалифицированным адвокатом». Почему Тихонов не сделал этого?

«Заранее приготовь свою квартиру к обыску, убери подальше любые компрометирующие материалы, закодируй информацию на компьютере». Выполнил ли Тихонов эти рекомендации?

«Знай, чем раньше ты начнешь изучать УК и УПК, тем лучше». Приступил ли Тихонов к их изучению? Нет, у него даже книжек таких дома не было.

Т.19 л.д. 60

«Если на момент задержания у тебя имеются при себе оружие или наркотики, следует еще до начала обыска объявить сотрудникам милиции о том, что у тебя имеются запрещенные предметы и ты желаешь их добровольно сдать». Почему Тихонов не воспользовался этим советом? Кстати, сам Тихонов объясняет почему: ему просто-напросто никто не предлагал ничего выдать, а сразу повалили на пол, надели наручники и преступили к обыску. В принципе это подтверждается и оглашенным в вашем присутствии протоколом обыска.

Зачем эти сведения были нужны Тихонову? Ну так он сам совершенно искренне вам рассказывает об этом: во-первых, эти материалы были нужны ему для написания книги, во вторых, Тихонов находился на нелегальном положении и, следовательно, должен был хоть как-то попытаться обезопасить себя от обнаружения сотрудниками правоохранительных органов. Впрочем, получилось это у него плохо: выследили его без особых проблем и задержали. Задержали Тихонова и изъяли записи, которые, по уверению следствия, должны были помочь Тихонову ходить по улицам незамеченным. В общем, обвинение опровергло собственные выводы: был бы Тихонов профессионалом в области наружного наблюдения – разве бы попался он так легко?

Далее, прокуратура демонстрировала вам материалы, касающиеся оружия и сведений о его использовании. Тихонов совершенно честно и искренне сообщил вам, что эти материалы принадлежат ему. Да и, собственно, что ему было отрицать? Тихонов не скрывает, что занимался куплей-продажей оружия, а раз так, то ему надо было знать – чем, собственно, он торгует. Продавец продовольствия разбирается в продуктах, продавец бытовой техники – в чайниках, тостерах и стиральных машинах, что удивительного в том, что продавец оружия хочет разбираться в оружии? Доказывает ли это факт участия Тихонова в убийстве Маркелова и Бабуровой? Конечно, нет. Это доказывает участие Тихонова в торговле оружием. Ну так за это Тихонов готов нести положенную в таких случаях ответственность.

Продолжим анализ материалов из компьютера Хасис.

В ноутбуке Хасис якобы была обнаружена фотография, на которой вроде бы (по крайней мере, по уверению стороны обвинения) изображен Маркелов. Давайте проанализируем, что это и зачем. Если эта фотография появилась на компьютере после убийства Маркелова, то о ней можно смело забыть, поскольку к убийству она не относится. Но предположим, что фотография появилась перед убийством. О чем это может свидетельствовать? Самое очевидное предположение: собирали досье на человека которого собирались убить. И это же предположение в корне неверное: если собиралась информация об объекте, фотографии нужны были нормального качества, такие, по которым Маркелова можно было бы узнать и опознать. Более того, если собирались фотографии, значит должна быть и другая информация: маршруты движения, предполагаемое место жительства и пр. и пр. Но ничего этого нет. Что же это за досье из одной-единственной низкокачественной фотографии? Может быть, материалы были удалены после убийства? Но тогда непонятно зачем оставлена эта фотография? В общем, как ни крути – версия не клеится.

Теперь о материалах с фотографиями судей, а так же текстах экстремистской или околоэкстремистской направленности, которые вам так настойчиво демонстрировало обвинение. Ну, во-первых, очевидно, что эти материалы принадлежат не Тихонову, а Хасис. Это нам известно из показаний Тихонова, свидетеля Барановского и самой Хасис. Теперь разберемся: можно ли, исходя из этих материалов, сделать вывод о том, что Тихонов и Хасис разделяют изложенные в них идеи, и зачем эти материалы вообще нужны? Обвинение на эти вопросы аргументированно ответить не может и даже не пытается; зато сама Хасис поясняет, что данные материалы – это материалы, либо самостоятельно найденные ею в сети Интернет, либо полученные от свидетеля Барановского (который, кстати, это полностью подтверждает). Кто такая Хасис и какова сфера ее деятельности? Хасис – это правозащитница, на общественных началах работающая в правозащитной организации «Русский вердикт». Собственно, ни Хасис, ни Барановский ни даже я не отрицают, что одним из направлений работы «Русского Вердикта» является работа с проявлениями радикального русского национализма. Действительно, горько видеть, когда молодые, полные сил и, главное, неравнодушные к происходящим в стране событиям люди встают на порочный преступный путь, совершают насильственные преступления и губят жизни и своих жертв, и свои собственные. Надо разобраться, помочь им выбраться из этой трясины, переключить их активность на что-то иное, легальное и законное. Но для того, чтобы это сделать, сначала надо понять: кто они, чем они живут, о чем думают, какие идеалы имеют.

Одним и тем же топором можно старушку-процентщицу зарубить, а можно и дом построить. Это не значит, что топор может быть только в руках у преступника. Так и с теми материалами, которые были обнаружены в компьютере. Текст с призывами к каким-то противоправным действиям можно использовать для агитации, а можно для того, что бы разобраться в том, что за люди его писали, и попытаться этих людей нейтрализовать. В кинофильме о Шерлоке Холмсе великий сыщик говорит доктору Ватсону, заподозрившему его в том, что он преступник: «Вы в целом сделали правильные выводы, но ошиблись в знаке: я не преступник, я сыщик». Так же и с материалами с компьютера Хасис: она – не экстремист, она та, кто в меру своих сил пытается сделать из экстремистов нормальных законопослушных людей.

Вам зачитывались отдельные выдержки из материалов изъятых у Тихонова и Хасис, однако ни разу, несмотря на просьбы защиты, эти документы не были оглашены в полном объеме. Это вполне объяснимо: если взять текст и выдрать из его контекста отдельные фразы, смысл текста может поменяться на прямо противоположный. Из рассуждений о тяжелой ситуации, в которой оказалась наша страна и народ, можно сделать призыв к революции, из рассуждений о том, почему в среде молодежи так популярны праворадикальные идеи, можно сделать фашистскую агитку. Не поддавайтесь этим приемам. Если вам огласили две-три фразы из многостраничного документа, это наверняка не отражает сути документа.

ОДЕЖДА И ОБУВЬ ИЗ КВАРТИРЫ

Мне не понятно, почему обвинение так старательно обращает ваше внимание на шапку, пальто и коробку из под обуви, изъятые в квартире Великанова. Впрочем, если обвинение считает, что данные предметы имеют отношение к рассматриваемому делу, давайте разберемся с ними подробнее.

Итак, в квартире Великанова в ходе обыска были обнаружены куртка-пальто, шапка и коробка из под женских зимних сапог. Обвинение уверяет вас, что эти предметы одежды были надеты на непосредственном убийце С. Маркелова и А. Бабуровой и на (предположительно) наблюдателе. Так ли это?

Первый вопрос: «Доказано ли, что данные предметы одежды были надеты на убийце и наблюдателе?». Согласно заключения эксперта в т.13 л.д. 32-76, куртка-пальто изъятая в квартире Великанова, совпадает с курткой-пальто человека с Пречистенки, но только по отдельным признакам внешнего вида: капюшон, застежки, накладные карманы и металлические декоративные элементы. На этом, собственно говоря, совпадения заканчиваются. То есть если с некоторыми оговорками еще можно попытаться заявить, что у куртки-пальто на человеке с Пречистенки и куртки-пальто из квартиры Великанова совпадает модель, то нет ни единого основания для того, что бы утверждать что это одна и та же вещь: никаких индивидуальных признаков куртки-пальто экспертизой выявлено не было.

С шапкой ситуация еще интереснее. Тот же 13 том, листы дела 98-127. В квартире Великанова была изъята коричневая шапка с козырьком и двумя надписями слева: одна выполнена желтым цветом, вторая белым (л.д. 117). Совпадение с шапкой предполагаемого убийцы вновь имеет место только по общим признакам: цвет, надписи, козырек. Никаких индивидуальных признаков опять не выявлено. Но тут мы подходим к самой пикантной детали: в томе 11 на листах дела 30-94 имеется еще одна фотопортретная экспертиза, изготовленная еще до задержания Тихонова и Хасис и до обнаружения на квартире Великанова интересующей нас шапки. Так вот, на странице 85 имеется реконструированный образ шапки, надетой на голове предполагаемого убийцы. Сравним эту реконструкцию с той шапкой, которая изъята на квартире Великанова. Во-первых, форма: шапка из квартиры – цилиндрическая, завершающаяся куполом, шапка с реконструкции – сферическая. Шапка из квартиры имеет с левой стороны две надписи, на реконструированной шапке эксперт никаких элементов (надписей, линий и пр.) на левой стороне шапки не выявляет. Какой из экспертиз верить? В общем, снова никаких оснований думать, что на участниках преступления были надеты именно эти предметы одежды (или хотя бы их модельные аналоги) у меня нет. Ну а сколько таких курток-пальто и шапок было сшито руками трудолюбивых выходцев из Поднебесной, одному Мао Цзедуну известно.

Впрочем, с этими вещами из квартиры Великанова есть еще один интересный факт. Т.12 л.д. 216-226, экспертиза для выявления на одежде следов пороха и взрывчатых веществ. Согласно выводам этой экспертизы, на куртке-пальто есть следы выстрела, а на шапке – нет. Хотя, если поверить в версию следствия, все должно было быть с точностью до наоборот: на шапке (которая была на убийце) следы пороха от выстрела должны были быть, а на куртке-пальто, в которую был одет наблюдатель, никаких следов пороха быть не могло в принципе. Тогда на каком основании обвинение утверждает, что эти вещи имеют отношение к убийству?

У Тихонова обнаружили шапку, приблизительно такой же модели как была на убийце. Ну так и судите шапку, если убийцу найти не можете.

В ходе следствия проводился следственный эксперимент. Для его проведения были взяты статисты, на которых надели предметы одежды, изъятые в квартире Великанова и приписываемые Тихонову и Хасис, а так же предметы одежды, специально для этого приобретенные (как, например, женские сапоги). Результат следственного эксперимента более чем впечатляющий. Следствию удалось наглядно доказать, что статист в надетой на него одежде ничем не отличается по внешнему виду от Тихонова или Хасис. Значит ли это, что статисты и есть те самые убийцы?

Отдельного внимания заслуживают женские сапоги, якобы бывшие на наблюдателе в момент убийства С. Маркелова и А. Бабуровой. Прежде всего, нигде в материалах дела (протоколе обыска, описания видеоматериалов) составленных до задержания Хасис, не идет речь о сапогах, якобы бывших на ногах фигуры, «похожей на женщину», 19 января 2009 г. В описаниях всюду фигурируют «черные высокие ботинки, наподобие армейских ботинок “берцов”» (например, т. 2, л.д. 55). При обыске не были найдены ни берцы, ни какие-либо сапоги. Ну так где эти сапоги? Их нет, потому что, согласно показаниям и Тихонова и Хасис и Барановского, Хасис зимой носила утепленные кроссовки.

Самое удивительное, что эти женские сапоги следствием обнаружены не были, вместо них была найдена коробка. На ней, согласно протоколу обыска, «имеется изображение женских сапог и дата прихода 24.09.08». Получается, что сапоги были приобретены не позднее осени 2008 года, убийство С. Маркелова состоялось в январе 2009, а задержаны Тихонов и Хасис были в ноябре 2009 года. То есть, если поверить следствию, получается, что Хасис приобрела эти сапоги по цене почти 5000 рублей специально для участия в убийстве Маркелова, после чего сразу их выкинула, а коробку оставила, видимо на память. Мне одному эта версия кажется совершенно неубедительной?

Так откуда же у Тихонова и Хасис появилась коробка из под сапог, немного похожих на сапоги, в которых некое неустановленное лицо в течении часа гуляло по Пречистенке 19.01.2009 года? Никита Тихонов сообщил об этом в ходе дачи показаний: «Мы переезжали, нам нужна была коробка для посуды. Я подобрал ее у подъезда».

Опровергло ли обвинение это заявление Тихонова? Нет, и не пыталось. А раз так, то и обсуждать тут нечего: коробка из под женских сапог никакого отношения к рассматриваемому преступлению так же не имеет и ничего не доказывает.

Ну а отсутствие доказательств вины, в свою очередь, является лучшим доказательством невиновности.

РОЛЬ НАБЛЮДАТЕЛЯ

Мы с вами отсмотрели несколько видеозаписей с улицы Пречистенка от 19 января 2009 года. На них мы с вами нашли некоего человека (предположительно женщину), убитых Маркелова и Бабурову; однако, как бы мы не старались, ни на одной из многочисленных записей не увидели ни убийцу, ни свидетеля Попова, якобы бывшего на месте происшествия и наблюдавшего там за Хасис.

Вообще странно. Думаю, вы обратили внимание, сколько видеокамер расположено на Пречистенке, согласно протокола осмотра т.1 л.д. 159- 188

Перечислим их: около дома №2 на столбе – 3 видеокамеры, на доме №2 по Гоголевскому бульвару одна видеокамера, направленная в сторону Пречистенки, одна видеокамера на столбе у сквера, далее на фасадах домов по ул. Пречистенка: д.4 – 3 камеры, д. 12 – одна камера, д. 14 – одна камера, д. 18- 6 камер (из которых 4 камеры кругового слежения); д. 20 – 3 камеры; д. 28 – 2 камеры; д. 23 – 5 камер; д. 21 – 4 камеры; дом 19 – 4 камеры; д. 17 – 5 камер (из которых одна – кругового слежения и еще один видеоглазок); д. 9 – 9 камер; д.7 – 2 камеры и видеоглазок в двери; д.1 – 2 камеры. Всего – 52 камеры.

Ну и где все это «богатство»? Что делало с ним следствие? Например, на фотопортретную экспертизу по видеозаписям (т. 11 л.д.160-228) были предоставлены видеозаписи с целых трех видеокамер – с домов №№20, 14 и 2. Ну а со скольких камер вам показали видеозаписи в ходе судебного процесса? Как говорится, комментарии излишни, выводы делайте сами. Ну а мы с вами давайте подойдем к этой ситуации с другой стороны.

Сторона обвинения настаивает на том, что Хасис осуществляла наблюдение за Маркеловым в день убийства. Так же сторона обвинения настаивает на том, что тот, предположительно женского пола, гражданин, которого мы видели на видеозаписи, и является Хасис.

Я считаю это ни на чем не основанными домыслами. Более того, исходя из фактических обстоятельств убийства, сама версия, предложенная обвинением, противоречит здравому смыслу. Если бы та неустановленная гражданка действительно являлась Хасис и действительно являлась наблюдателем – она бы только мешала воплощению преступником своего намерения убить Маркелова.

Прежде всего, давайте разберемся: какая практическая польза была убийце от некоего наблюдателя, гуляющего около пресс-центра? Изначально для убийцы было очевидно, что Маркелов после окончания пресс-конференции пойдет в сторону метро Кропоткинская. Иначе бы киллер не стал его ждать в непосредственной близости от метро, а переместился бы на другую точку маршрута Маркелова, да хоть бы и к самому пресс-центру. Так зачем убийце в таком случае нужен был наблюдатель? Чтобы наблюдатель сообщил ему информацию, которая ему и так была известна заранее? Предположим, что Маркелов не пошел в сторону метро, а направился бы в совершенно иную сторону. Какова бы в этом случае была роль наблюдателя? Сообщил бы об этом убийце? И что? Киллер побежал бы догонять Маркелова?

То есть наблюдатель был на месте происшествия фигурой как минимум бесполезной, а отчасти даже и вредной, потому что за те полчаса, которые он топтался около пресс-центра, он вполне мог бы вызвать какие-нибудь подозрения у прохожих, его документы мог бы проверить наряд милиции, его могли запомнить в лицо местные жители, он мог попасть в объективы камер наружного наблюдения: и все это серьезно поставило бы под удар само осуществление преступления.

Так кто же эта неустановленная женщина? А не все ли равно! Возможно, девушка, ждущая своего приятеля, или офисный работник, вышедший на улицу размяться, или еще кто-то, бесцельно бродящий по московским улицам. Во всяком случае связывать этого человека и убийцу – непозволительно вольная фантазия.

Так почему же следствие настаивает на наблюдателе и на том, что его роль непременно выполняла Хасис? Не потому ли, что Хасис была задержана вместе с Тихоновым, и ее просто необходимо было хоть как-то «пристроить» к этому делу? Ну действительно – не отпускать же!

СВИДЕТЕЛЬ ПОПОВ

В числе доказательств вины Тихонова и Хасис отдельно стоит упомянуть свидетеля Попова.

Не знаю, как вас, а меня поразил свидетель Попов, который по мутной газетной фотографии, по прошествии года, вспомнил мельком увиденную на другой стороне улицы девушку. Помнится, Попов объяснил этот удивительный факт тем, что он бывший сотрудник милиции и у него профессиональная память. Вынужден признать, память у него действительно профессиональная, великолепно помнит он только версию обвинения, а вот в ответ на вопросы защиты память ему отказывает. Например, он так и не смог описать фотографию, по которой узнал Хасис. То есть девушку, увиденную два года назад, он помнит, а газетную фотографию, по которой он, собственно, эту девушку и узнал год назад – не помнит совершенно. Удивительно!

ПОКАЗАНИЯ ГОРЯЧЕВА

Пришло время проанализировать одно из немногих прямых доказательств вины Тихонова – показания его, теперь уже бывшего, друга Ильи Горячева.

Вам огласили два протокола его допроса, проведенных с интервалом в несколько месяцев. Так же вам продемонстрировали видеозапись его показаний.

9 ноября 2009 года Горячев был допрошен в первый раз, 20 апреля 2010 года – во второй. Логично предположить, что если человек не лжет и не выдумывает каких-то не имевших на самом деле места событий, в обоих случаях он даст одинаковые показания.

Итак, согласно ноябрьскому протоколу допроса, Горячев познакомился с Хасис в июле 2009 года. Как, при каких обстоятельствах, зачем, ради каких общих интересов – неизвестно, Горячев об этом не сообщает ничего. Как говорит сам свидетель, они с Хасис были просто хорошими знакомыми. В чем же заключалось знакомство с Хасис? Оказывается, Хасис консультировала его «как женщина и как девушка» в его отношениях с подругой. Что это за подруга Горячева, об отношениях с которой консультировала его Хасис – не понятно. Некая абстрактная подруга, о которой ничего не известно. В общем, общались Тихонов с Хасис за это время между собой на тему взаимоотношения полов всего пять или шесть раз, а потом, в двадцатых числах октября Хасис ему и говорит: «А я помогала Маркелова убивать». Правда, здорово? И главное, никаких сомнений в честности Горячева это не вызывает. Ну а действительно, что здесь такого: подумаешь, некий малознакомый человек исповедался Горячеву о совершенном тяжком преступлении. Все в порядке вещей.

Да, кстати, Хасис сообщала Горячеву о своем участии в деле Маркелова в двадцатых числах октября, через две недели после того, как об этом сообщил ему Тихонов. И именно тогда, то есть в 20-х числах октября Горячев понял, что Хасис и Тихонов знакомы.

Это версия из первого допроса Горячева.

А вот что он рассказывает в ходе второго допроса.

В сентябре 2009 года Тихонов попросил его (Горячева) пристроить свою знакомую на занятия по ОБЖ, проводившиеся в горячевском «Русском образе». Кто же эта знакомая Тихонова? Вы удивитесь, но это Хасис, Горячев сам об этом прямо и говорит. Говорит и дополняет, что Хасис прозанималась ОБЖ два месяца.

Но позвольте, ведь в прошлом допросе Горячев утверждал, что о знакомстве Хасис и Тихонова он догадался только в 20 –х числах октября (т.е. за несколько дней до задержанияТихонова и Хасис).

Может быть, просто даты перепутал? Да нет, не перепутал. Во втором допросе Горячев проговаривается и о том, что у него, Тихонова и Хасис был общие знакомые: некто Никулкин Сергей Сергеевич и Ерзунов. Горячев заявляет: «Знаю, что между Никитой и Хасис был конфликт, в ходе которого Хасис неоднократно угрожала смертью Сергею Ерзунову. Об этом Горячев знает от Хасис, Тихонова и Ерзунова». Так же Горячев говорит и о неприязненных отношениях между Хасис и Никулкиным. Что, все эти события тоже произошли в «двадцатых числах октября»? Да нет. Просто-напросто Горячев случайно проговорился о том, что пытался скрыть в ходе своего первого допроса.

В таком случае, чем свидетель Горячев может объяснить все эти нестыковки в его собственных показаниях? Естественно, что объяснить он их не может, поэтому этот фантазер и отказывается являться в суд.

А теперь посмотрим на ситуацию немного шире. Итак, Горячев – лидер националистической организации «Русский образ». «Русский образ» весь 2009 год тесно сотрудничал с организацией «Русский вердикт». Проводились совместные общественные мероприятия, реализовывались общие проекты, в частности, наиболее известным мероприятием стал концерт на Болотной площади 4 ноября 2009 года. Некоторые члены РО были так же и членами РВ. И при всем при этом Горячев отрицает, что был знаком с одним из учредителей и активистом РВ – Евгенией Хасис! Возможно ли такое? Да никогда в жизни. Горячев знал Хасис еще с весны 2009 года. Тогда зачем он врет? Что скрывает?

Хотите знать? Это проще простого. Вспомните показания Тихонова о том, когда и при каких обстоятельствах к нему попал браунинг, из которого застрелили Маркелова и Бабурову – и вам сразу станет ясно, почему Горячев выдумывает небылицы и старательно «топит» Тихонова и Хасис. Казалось бы, чего проще для прокурора: вызови свидетеля обвинения Горячева в суд (тем более, он находится под защитой государства) да допроси, опровергни эти заявления Тихонова, уличи его во лжи. Ан нет. Горячев в суд не идет, вместо Горячева нам оглашают его показания двухлетней давности.

И напрасно Тихонов рассчитывал хоть на каплю порядочности со стороны своего теперь уже бывшего друга. Горячев прекрасно понимал, что обнародование того, как попал к Тихонову этот злосчастный браунинг – вопрос времени. Вот и сбежал свидетель Горячев, оставив нам только свои запротоколированные выдумки, цель которых – спасти собственную шкуру.

ОПЕР ГОЛУБЕВ

Пришло время вспомнить об еще одном свидетеле – Сергее Голубеве. Он представился нам как «тот самый Опер». Не знаю что такое «Опер», кличка Голубева или его профессия, впрочем, это и не важно. Голубев пришел в судебное заседание дать показания в качестве свидетеля обвинения, но,

по-моему, лучшего свидетеля для защиты и придумать нельзя было. Опер Голубев сделал заявление о том, что он, вроде бы, как бы, слегка неточно опознал в Тихонове убийцу Маркелова и Бабуровой. Но рассказ об

этом «узнавании» лично я воспринял как утонченное издевательство над здравым смыслом. Со слов Опера Голубева, он несколько недель назад где-то в СМИ, в репортаже об убийстве Маркелова и Бабуровой, увидел

фотографии с камер наружного наблюдения и узнал в убийце подсудимого Тихонова. Самое же пикантное в этой истории то, что Опер Голубев узнал Тихонова не по фигуре или телосложению а по …. походке!

Как можно определить походку человека по ФОТОГРАФИИ? Опер Голубев заявляет о

том, что походка у Тихонова была какая-то своеобразная, для ее описания он использует характеристику- «Х-образная». Что это такое, как это выглядит, в чем проявляется – ни я, ни мои коллеги от Опера

Голубева ответа добиться не смогли. Мало того, со слов Опера-Голубева, он видел Тихонова три раза в жизни, последний раз в 2007 году; а сейчас, слава богу, 2011 год. То есть вам предлагают поверить в то, что

походка Тихонова произвела на Опера Голубева такое неизгладимое впечатление, что после трех мимолетных встреч Опер Голубев долгие четыре года хранил о ней память в своем сердце. В принципе, если бы Опер Голубев заявил о том, что видел Снежного Человека, я бы поверил ему куда больше.

Впрочем, оставим походку Тихонова в покое, с ней и с этим опознанием, я думаю, все и так ясно. В своих показаниях Опер Голубев рассказал куда более интересные вещи. Вот на них-то и предлагаю остановиться подробнее.

Прежде всего, Опер Голубев в своих показаниях упомянул один интереснейший факт, касающийся заявлений сделанных от имени Боевой Организации Русский Националистов, неоднократно упоминавшейся здесь обвинением. Так, Опер Голубев заявил, что на его электронный почтовый ящик дважды поступали заявления БОРН. Первый раз – это было сообщение об убийстве азиата в Можайском районе г. Москвы, причем это сообщение содержало фотографии самого погибшего, которые в СМИ не публиковались. Второй

раз это было сообщение, в котором БОРН брал на себя убийство адвоката Маркелова. Откуда же поступали Голубеву эти заявления? Как утверждает сам Голубев – с почтового ящика ГОРЯЧЕВА! При чем тут Горячев? А может быть, при том, что этот самый Горячев намекал Оперу Голубеву о готовящемся убийстве Маркелова за неделю до самого убийства? По крайней мере, именно такой вывод сделал и озвучил нам сам Голубев.

Теперь я прошу вас вспомнить заявление Тихонова, которое он сделал еще до того, как для дачи показаний пришел Голубев. Откуда у Тихонова появился браунинг, из которого был убит Маркелов? Тихонову его передал ни кто иной, как тот же Горячев! С учетом того, что, давая показания на следствии, Горячев явно что-то скрывал и путался в фактах, о которых сообщал, ситуация становится более чем прозрачной! Получается, есть серьезные основания полагать, что к убийству Маркелова, а так же к деятельности пресловутого БОРНа, причастен ни кто иной, как лидер националистической организации «Русский Образ» Илья Горячев.

Одна беда: свидетель обвинения Горячев, кстати, находящийся под государственной программой защиты свидетелей, не почтил суд своим присутствием, в результате вопросы о его роли в БОРНе и убийстве Маркелова остались без ответа и, видимо, останутся таковыми и в дальнейшем.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ГРУППЫ ЛИЦ

Выше я сообщил вам о том, как, по мнению следствия, были распределены роли между Тихоновым, Хасис и неустановленными участниками преступления. Получается, что ВСЮ работу по организации и исполнению убийства взвалил на себя Никита Тихонов. А чем же занимались остальные участники? Хасис, например? По мнению следствия, она подавала Тихонову какие-то неустановленные следствием знаки, непонятно для чего предназначенные. Можно подумать, что Тихонов, прогуливающийся в сквере на Пречистенке, сам бы не увидел идущих ему навстречу Маркелова и Бабурову. В общем роль Хасис и неустановленных следствием лиц в убийстве Маркелова и Бабуровой сводится к строке известной песенки: «Если кто-то кое-где у нас порой…». Теперь давайте подумаем о роли Хасис и неустановленных следствием лиц в оружейных делах Тихонова.

Доказано ли, что Тихонов приобретал, хранил, перевозил или носил огнестрельное оружие или взрывчатые вещества? Ответ, думаю, очевиден: да, доказано, тем более, что и сам Тихонов это не отрицает.

Теперь давайте подумаем, доказано ли, что все эти действия Тихонов совершал совместно с кем-либо, да хоть бы и с Хасис? Сформулирую вопрос еще более конкретно: если Тихонов совершал все эти манипуляции с оружием, то какова была роль остальных его так называемых подельников?

Давайте прочитаем, что же, по мнению следствия, совершил Тихонов? А вот что: Тихонов совместно с Хасис в НЕУСТАНОВЛЕННОЕ следствием время, в НЕУСТАНОВЛЕННОМ месте, приобрел у НЕУСТАНОВЛЕННЫХ лиц огнестрельное оружие и боеприпасы, которые хранил в квартире снятой им самим по подложному паспорту. Не слишком ли много «НЕУСТАНОВЛЕННОГО» для такого тяжкого обвинения? Тихонов не отрицает того факта, что он действительно приобрел, носил и хранил все изъятое у него оружие, однако есть ли хоть что нибудь, подтверждающее, что это все делал он совместно с Хасис или еще с кем-нибудь? Нет.

Приобретение. Тихонов говорит, что регулярно приобретал оружие у одного и того же лица, для последующего сбыта. Можно ли говорить о том, что Тихонов приобретал это оружие вместе с продавцом? Конечно, нет. Продавец самостоятельно продает оружие, Тихонов его самостоятельно покупает. Соответственно, приобретение оружия Тихонов осуществлял индивидуально, самостоятельно, без посторонней помощи. Если я куплю в магазине батон хлеба, это совершенно не будет свидетельствовать о том, что я приобрел этот товар по предварительному сговору с продавцом. Приобретение оружия происходило исключительно по воле самого Тихонова, продавец за ним не бегал, не убеждал купить пистолет, Тихонов приобретал оружие на свои деньги, для его последующей реализации и получения ЛИЧНОЙ выгоды. Таким образом, Тихонов был в данном случае совершенно самостоятельным участником купли-продажи, независимым ни от продавца, ни от покупателей, не связанных какими-то общими обязательствами, заранее составленными планами, совместным дележом прибыли и пр. А какова во всем этом роль Хасис или каких-то мифических неустановленных следствием лиц? Никакой. Обвинение о таких обстоятельствах молчит, ограничиваясь лишь общими фразами о соучастии, не подтвержденными ни единой строчкой протокола.

Хранение. Тихонов не отрицает тот факт, что хранил приобретенное оружие по месту своего жительства. Принимала ли участие в хранении Хасис или кто-либо еще? Опять-таки очевидно, что нет. Тихонов самостоятельно арендовал квартиры с использованием СВОИХ (пусть и подложных) документов. Тихонов самостоятельно поддерживал приобретенное и хранимое оружие в рабочем состоянии, самостоятельно раскладывал его по ящикам и сумкам. Так какова же роль Хасис? Стоять рядом – это еще не участвовать в хранении оружия. Вы видели видеосъемку из квартиры Тихонова и Хасис. Получается, что за все время наблюдений следствию удалось установить лишь один-единственный случай, когда Хасис на несколько секунд взяла в руки боевое оружие и сразу же положила его на место. Доказано ли, что Тихонову кто-то помогал хранить оружие? Очевидно, нет.

Ношение. Тихонов не отрицает и факт ношения оружия, но помогал ли ему кто-то его носить? Ответ аналогичен предыдущим: таких фактов следствием не зафиксировано, а значит, и переноску оружия из квартиры в квартиру и от продавца к покупателям Тихонов осуществлял самостоятельно, без посторонней помощи. Да и зачем она ему была нужна? Тихонов рюкзак с патронами и боеприпасами сам куда надо донести сможет, без помощи Хасис, он здоровый сильный мужик, а не дистрофик.

ОПОЗНАНИЯ ТИХОНОВА

Одним из самых убедительных (естественно, на первый взгляд) доказательств вины Тихонова являются показания свидетелей Мурашкина и Ермаковой, опознавших его в качестве убийцы Маркелова и Бабуровой. Да, есть уникальные люди, которые обладают фотографической памятью. Им достаточно увидеть человека один раз в течение считанных секунд, что бы запомнить его на всю жизнь. Много ли таких людей среди ваших знакомых? Сомневаюсь. И еще больше сомневаюсь в том, что целых три таких уникума, Мурашкин, Ермакова и Попов, могли собраться в одном месте в одно время, и смотрели они при этом именно на тех людей, которых надо было впоследствии опознать стороне обвинения.

Мало этого, чудеса продолжились: шарф с лица преступника падает именно рядом с Мурашкиным и Ермаковой – то есть теми самыми уникальными людьми с фотографической памятью. Правда, при всем при этом ни Мурашкин ни Ермакова, будучи допрошенными в Вашем присутствии, не смогли внятно сказать, по каким же таким приметам они узнали Тихонова почти через год после описываемых событий.

Если человек что-то помнит, то и описать это он может. А что мы имеем в случае с Мурашкиным и Ермаковой? По сути, все их описание свелось к заявлению, что узнали они Тихонова по чертам лица. Защита попыталась выяснить, по каким именно – бесполезное занятие. Упоминали Мурашкин и Ермакова глаза и брови. Ну так защита не отрицает, что у Тихонова есть и то и другое, тем более, что никаких особенностей бровей и глаз Мурашкин с Ермаковой так же назвать не смогли.

Согласно показаниям Ермаковой и Мурашкина, рост Тихонова составляет 178-180 см. в то время как фактически – 185 см. Телосложение описывается как худое, «одежда на нем болталась», а Тихонов даже после полуторагодичного пребывания в тюрьме выглядит вполне упитанным. На этом собственно и все описание, которое удалось услышать от свидетелей. Но не слишком ли это мало для уверенного опознания человека, которого свидетели видели всего несколько мгновений почти два года назад?

Впрочем, на этом чудеса со свидетелями Мурашкиным и Ермаковой не заканчиваются. Упаси бог попытаться сравнить их показания с показаниями свидетеля обвинения Черешнева и так называемым признанием самого Тихонова. Но об этом чуть ниже.

(продолженине)




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Владимир Маяковский

11 месяцев малолетки

В начале 1908 г Владимир Маяковский вступает в партию большевиков, подвергается арестам, 11 месяцев проводит в Бутырской тюрьме, откуда Владимир Маяковский освобождается в январе 1910 г. как несовершеннолетний.









Ссылки