Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2010 / Декабрь Поиск:
18 Декабря 2010

Минюст предлагает радикальные изменения в системе условно-досрочного освобождения

Сегодня глава Минюста Александр Коновалов заявил, что институт условно-досрочного освобождения нуждается в коренном изменении. Но для начала в этой сфере надо навести элементарный порядок, чтобы свободу не покупали и не продавали.

Это предложение прозвучало на расширенной коллегии Минюста, посвященной соблюдению прав человека в местах лишения свободы. Как говорилось на заседании, сегодня практика условно-досрочного освобождения вызывает немало вопросов. Первым заговорил на эту тему представитель Генпрокуратуры. Однако и правозащитники не раз заявляли, что досрочной свободой торгуют чуть ли не в розницу. Бывает, что осужденный, все осознавший и вроде бы достойный условно-досрочного освобождения, не может получить свободу: нет денег. Зато иной арестант, имеющий массу взысканий, вдруг выходит на волю условно-досрочно. Секрет прост, все упирается в деньги.

На коллегии руководство Минюста согласилось, что нехорошие факты есть. Можно, конечно, расходиться в оценках масштаба коррупции, но в данном случае это не главное. Важно, что такого вообще не должны быть. Поэтому в будущем году планируется провести масштабную проверку. Первая цель - навести порядок. Вторая - подготовить предложения по реформированию института. Александр Коновалов считает, что стоит присмотреться к практике тех стран, где условно-досрочное освобождение арестанты получают автоматом.

Задержаться в тюрьме на весь срок там человек может, только если очень плохо себя ведет. Не исключено, что Минюст подготовит предложения ввести подобную практику и у нас. Однако Александр Коновалов особо подчеркнул, что критерии оценки поведения осужденных должны быть четкими и прозрачными. А вся система - подконтрольной, в том числе гражданскому обществу. Иначе есть риск, что коррупция просто переместится на другой уровень: арестанты будут банально платить за хорошие характеристики. Поэтому предлагается шире привлекать общественно-наблюдательные комиссии к рассмотрению вопросов условно-досрочного освобождения.

Нуждается в новых подходах и институт помилования. Согласно закону, глава государства может простить абсолютно любого арестанта. В 90-е годы помилование было поставлено чуть ли не на поток. В начале века порядок изменился, и сейчас оно применяется в единичных случаях. Как правило, прощение и свободу получают осужденные за нетяжкие преступления. "Но у меня вопрос: как такие люди вообще оказались в тюрьме?" - сказал Александр Коновалов. По его словам, в этом случае президент исправляет некоторые перегибы правосудия. Однако глава государства не должен заниматься этим на постоянной работе, саму систему надо выстроить так, чтобы подобных обвинительных перекосов не было. Или было как можно меньше. Помилование же может применяться и к осужденным за тяжкие преступления, если у человека были какие-то особые обстоятельства, а главное - если он осознал содеянное и исправился. Это не простой вопрос, и здесь сказать свое слово должно и гражданское общество. Правозащитники и общественные наблюдательные комиссии должны больше принимать участие в рассмотрении вопросов условно-досрочного освобождения, а также изучать личности осужденных, которых можно помиловать. В целом же разговор о том, каким быть институту помилования, еще не закончен.

Также, по мнению главы Минюста, тюремное ведомство должно шире открыть двери для контроля со стороны гражданского общества. Давно подмечено, что произвол боится гласности и открытости. "Минюст стремится создать действительно новую, прозрачную систему исполнения уголовных наказаний с привлечением различных общественных институтов гражданского общества, в том числе средств массовой информации", - заявил Александр Коновалов.

Раньше ведомственная закрытость уголовно-исполнительной системы, как говорилось на коллегии, не способствовала восприятию общепризнанных международных норм ее сотрудниками и препятствовала объективной оценке существующего в данной системе фактического положения дел с учетом международных стандартов. Сейчас положение меняется.

Еще один острый вопрос - тюремная медицина. После резонансных смертей в столичных следственных изоляторах о проблеме здоровья за решеткой заговорили на самом высоком уровне. Лишение свободы не должно быть пыткой, а арест - убийством. Как сообщил сегодня директор ФСИН Александр Реймер, для устранения недостатков в вопросах медицинского обеспечения осужденных, подозреваемых и обвиняемых создана межведомственная рабочая группа под руководством Минюста. Она изучает возможность разработки нового механизма медобеспечения арестантов. Предусматривается, в том числе, возможность оказания им врачебной помощи учреждениями здравоохранения, не входящими в пенитенциарную систему, в том числе частными, с использованием процедур аутсорсинга. К слову, привлечение людей со стороны для выполнения конкретных задач в казенных домах - это тоже одна из форм общественного контроля.

Владислав Куликов, «Российская газета»- 16.12.10




Архив публикаций
Последние поступления:


Последние комментарии:


Портреты: Печуро Сусанна

25 лет ИТЛ

Многочисленные пересылки, этапы, смена 11 тюрем и 7 лагерей. В разработках МГБ ей предназначалась роль связной «сионистского центра». Погружение в море человеческого горя, унижения и безысходности. Знакомство с реальной историей страны.







Ссылки