Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2010 / Ноябрь Поиск:
12 Ноября 2010

Сергей Телятников о новом лице Бутырской тюрьмы

Легендарная Бутырская тюрьма (следственный изолятор №2 Москвы), прославившаяся в разное время своими именитыми узниками, в последнее время все чаще упоминается в новостях в связи с неприятными событиями, происходящими в ее стенах.

В прошлом году широкий общественный резонанс вызвала гибель заключенного в Бутырской тюрьме юриста инвестиционного фонда "Hermitage Capital Management" Сергея Магнитского, стоившая должностей и званий многим тюремным начальникам, в том числе и бывшему начальнику СИЗО №2 Дмитрию Комнову. Позже Бутырка вновь напомнила о себе – в ее стенах наркотическим средством отравились четверо заключенных, один из которых скончался. Множество разговоров и публикаций об ужасах содержания в стенах изолятора вызвала также проверка, проведенная прокуратурой в стенах Бутырской тюрьмы.

Сегодня в Бутырском замке новый начальник – Сергей Телятников, ранее заведовавший одним из передовых изоляторов в Омской области. В своем первом интервью в новой должности Сергей Телятников рассказал корреспонденту РИА Новости Галине Саливон о том, каким он видит будущее легендарного Бутырского замка, и чего ему уже удалось достичь за первые пять месяцев работы.

- Сергей Вениаминович, вступив в должность, Вы наверняка постарались вникнуть в проблемы заключенных. На что они жалуются чаще всего?

- Все жалобы заключенных можно разделить на три категории: на условия содержания, на следственные органы и на судебный процесс. Восемьдесят процентов всех жалоб связаны с несогласием заключенных с задержанием, арестом, мерой пресечения, с порядком проведения следственных действий и судебных разбирательств… Непосредственно по содержанию в последнее время поток жалоб значительно сократился. Лет пят-шесть назад жалобы на условия содержания были массовыми, сейчас их почти нет.

В основном заключенные обращаются с вопросами по медицинской части, и не в том плане, что помощь не оказывают, а в большей степени просят обследоваться у узких специалистов. После принятия закона об избрании альтернативных (не связанных с заключением) мер пресечения для больных подследственных по экономическим статьям, многие захотели воспользоваться этим и не всегда правомерно. Это откровенно видно, так как медицинская часть у нас довольно сильная, обследования проводим хорошие и знаем состояние каждого, находящегося здесь.

По тем лицам, которые требуют какого-то дополнительного медицинского вмешательства, мы сами пишем справки в следственные органы и в суды, для того чтобы они обратили внимание на состояние здоровья человека и оценили, есть ли целесообразность содержать его под стражей или имеет смысл изменить меру пресечения на не связанную с лишением свободы.

- Напрямую к Вам заключенные решаются обращаться со своими проблемами, и есть ли у них такая возможность?

- Каждую неделю провожу административный обход учреждения с руководителями, начальниками отделов. Проходим все корпуса, смотрим техническое состояние камер, выслушиваем, какие имеются жалобы, заявления содержащихся.

Кроме этого, ежедневно, каждый руководитель проводит обход корпуса. В месяц мы неоднократно посещаем все камеры учреждения. При этом заключенные обращаются лично ко мне, причем по разным вопросам – от толкования моментов по уголовным делам до бытовых вопросов. Ежедневно принимаются все жалобы и любые заявления. Много поступает обращений по посещению врача. Пользуясь тем, что появилось свободное время, заключенные часто обращаются к стоматологу.

У нас три стоматолога, в день они могут принимать до 30-40 человек. При этом есть возможность платного лечения, например, протезирования или лечения с использованием дорогостоящих современных материалов.

В ближайшее время мы введем дополнительные платные медицинские услуги. Сейчас готовится к открытию кабинет ультразвукового исследования. Мы уже закупили аппарат УЗИ, сделали ремонт кабинета, вскоре желающие провести дополнительное обследование, смогут это сделать.

К новому году планируем также открыть студию загара. Сейчас уже выбрали помещение и делаем в нем хороший ремонт. Думаю, к Новому году уже запустим. Делаем все своими силами, сами, никого не привлекая, за счет внебюджетных средств.

- Каким образом заключенные смогут оплачивать эти дополнительные услуги?

- Оплатить дополнительные платные услуги заключенные могут со своего личного лицевого счета. Элементарно быстро в один день. С этой целью создана отдельная группа, которая занимается организацией – приемом заявлений, их отработкой и выводом заключенных на все мероприятия. Кстати, пополнить лицевой счет заключенного родственники теперь смогут прямо в помещении СИЗО, точнее, в комнате приема передач, в которой для этой цели установлены специальные терминалы. Теперь не нужно будет ходить по городу в поисках банка, что особенно удобно для родственников, приезжающих из регионов.

- А какие еще сервисы доступны заключенным Бутырки за дополнительные деньги?

Содержащимся доступны платные комплексные обеды. Раньше готовили комплексные обеды в учреждении, а сейчас дополнительно заключили договор с организацией, которая предоставляет широкий ассортимент меню – 10 видов салатов, 10 видов первого, 10 видов второго, компоты, пирожки.

- Сергей Вениаминович, правда ли, что заключенный может заказать себе обед из любого ресторана столицы?

- В принципе, законом предусмотрена возможность заказать обед из любого учреждения питания. И если он хочет заказать, то просто пишет заявление, деньги снимаются с его личного счета и мы то, что он заказывает, ему доставляем.

- Пользуются ли такой возможностью заключенные и что чаще всего заказывают? Есть ли особые сервисы для особых заключенных, которых сегодня не мало?

- Часто заказывают кур гриль, очень часто - жареную картошку. Все наши заключенные имеют равные права. Другое дело, что материальные возможности у всех, конечно разные. Мы, со своей стороны, никак не выделяем материально обеспеченных людей, попадающих в стены Бутырки. Для них не предусмотрено ни особых условий, ни дополнительных сервисов - все камеры в одинаковом состоянии, все заключенные в одинаковом положении.

- Российских заключенных разделили на рецидивистов и впервые осужденных. Как процесс расселения прошел в Бутырке, не было ли проблем?

- Проблемных ситуаций не было. Эффект, честно говоря, очень хороший. Разделили на разные корпуса. У нас лица, впервые привлекаемые к ответственности, в одном корпусе содержатся, лица, ранее бывавшие в местах лишения свободы – в другом. То есть они не пересекаются ни на прогулке, ни в бане, ни на следственных действиях. Поэтому эффект от такого разделения очень значительный, заметный. Так же мы отделили лиц, которые привлекаются по имущественным статьям, чтобы они не пересекались ни с кем. Естественно, отдельно сидят бывшие сотрудники.

- Как часто изымаете запрещенные предметы в СИЗО, что из запрещенных предметов передают родственники в передачах. Самый необычный предмет, который пытались передать?

- Зачастую пытаются пронести мобильные телефоны. Они сейчас очень тонкие, бывает не просто их обнаружить. Приносят даже следователи, часто - адвокаты. За этот год уже более 30 случаев выявлено, когда адвокаты приносили. Были случаи (один или два раза) когда следователи приносили.

Необычным был телефон, сделанный как часы-калькулятор. Сразу даже не поймешь, что это такое. Сотруднику, который раньше с такими техническими новинками не сталкивался, трудно разобраться, что перед ним на самом деле телефон.

Сейчас мы с мобильными телефонами в изоляторе активно боремся. За этот год порядка ста пятидесяти мобильных телефонов изъяли. По каждому случаю проводим проверку, сведения направляем в органы милиции для проверки этого телефона, не значится ли он как похищенный. После этого телефон помещают в камеру хранения.

- Наркотики часто пытаются передать?

- В августе месяце гражданская жена одного заключенного передала вещевую передачу, в которой в крайнем шве полотенца был зашит метадон. Инспектор проверяла передачу, но не прощупала. Поэтому наркотик поступил в камеру, пять человек их употребили – четверых удалось спасти, а один скончался. Наркотики – это беда для нас. По последнему случаю проводили служебную проверку, возбуждено дело по двум статьям – 228 УК РФ (передача наркотических веществ), а также 293 УК РФ (халатность) в отношении сотрудника, досматривавшего передачу. Следствие по первой статье уже практически окончено, все роли и фигуранты установлены. По сотруднику пока решение не принято окончательно. Свою служебную проверку провели, конечно, сотрудника наказали за слабый досмотр. Но я не могу говорить, что вина полностью ее, потому что спрятаны наркотики были ухищренным способом, и найти их было не легко.

- Известны случаи, когда сами сотрудники за деньги проносят в тюрьмы запрещенные предметы. Вы с этим сталкиваетесь?

- К сожалению, да. За этот год мы выявили 4 случая неслужебных связей, когда один сотрудник за вознаграждение передавал наркотики, спрятанные в мобильном телефоне. Мы этот случай выявили, передали материалы, по которым было возбуждено уголовное дело. Сейчас данный сотрудник находится под стражей. Три случая были, когда сотрудники пытались передать мобильные телефоны. Тоже эти сотрудники были уволены по результатам служебных проверок. Материалы переданы в следственные органы для принятия решения.

- Часто ли приходится усмирять заключенных и применяют ли сотрудники при этом спецсредства?

- Применение физической силы и спецсредств в местах лишения свободы - это обычная, рядовая ситуация, прямо предусмотренная законом в случаях, когда это необходимо. Однако, в нашем СИЗО, такие случаи единичны. Мы стараемся использовать метод разговоров и убеждения. В текущем году зафиксировано порядка пяти случаев применения физической силы, в основном это резиновые дубинки и наручники.

- А бывает такое, что ваших сотрудников запугивают заключенные, угрожают расправой?

- Когда приходит молодой сотрудник, то содержащиеся заключенные, и в особенности те, кто находится в тюрьме не первый раз, новичка, так скажем, проверяют. Допуская такие возможности, мы проводим большую разъяснительную работу с сотрудниками, подробнейший инструктаж. Также, за каждым молодым сотрудником в течение года закреплен наставник, который лично отвечает за своего подшефного.

- Прокурорская проверка в августе установила, что заключенные в Бутырке содержатся с нарушениями законодательства. Были ли указанные прокуратурой нарушения устранены, что еще предстоит сделать?

- Был выявлен широкий спектр недостатков. Первая группа – это недостатки в документировании (например, затягивание сроков рассмотрения заявлений, порядка оформления документации). В этом плане мы провели большую работу - обучили сотрудников через учебный центр, провели занятия во всех отделах и службах, приняли дополнительные зачеты и усилили контроль руководящего звена. На особом контроле находятся сроковые моменты. Лучше раньше сделать, чем позже. Вторая сторона недостатков – по условиям содержания, по состоянию самих камерных помещений, по состоянию сантехнического и электротехнического оборудования в камерах.

В частности, прокуратура рекомендовала перенести карцерные помещения, находящиеся в полуподвальных помещениях, окна в которых расположены на уровне земли. Поэтому мы сейчас переоборудуем карцеры. Идет капитальный ремонт на одном из корпусов, мы пошли на то, что сделали новые карцерные помещения и планируем их запустить в начале следующего года. Санитарные нормы там превышают даже европейские стандарты – если в Европе положено семь квадратных метров, то у нас получится помещение размером 10 квадратных метров. При этом оно будет оборудовано по самым последнем современным требованиям.

Также проводим большую работу по ремонтам камер, однако, это дело не одного дня, на это нужно время и деньги. Сейчас закупили все необходимое и проводим ремонт.

- Нормы по площади на каждого заключенного в камере выполняете?

- Санитарные нормы у нас выполняются полностью. Лимит в изоляторе - 2120 мест, на сегодняшний день содержится 1654 человека. Поэтому квадратных метров хватает на всех. Сроки по исправлению недостатков мы установили, в настоящее время придерживаемся плана. До Нового года надеемся основные недостатки устранить. Привести в соответствие все то, на что хватит сил и средств. Работа эта постоянная, улучшение идет все время. Основные мероприятия стараемся провести к Новому году.

- В вашем кабинете стоит монитор, на котором мы видим изображение с камер слежения в разных частях изолятора. Вы можете наблюдать за всей территорией Бутырки?

- На сегодняшний день мы в учреждении имеем 200 видеокамер в режимных корпусах и 40 видеокамер в отделе охраны, то есть по периметру учреждения. В СИЗО практически нет мест, которые бы не просматривались. Все коридоры, где несут службу сотрудники, просматриваются, все лестничные марши, прогулочные дворы, крыши помещений. Имеем три купольные видеокамеры, которые просматривают всю территорию полностью. В дальнейшем планируем еще установить видеокамеры непосредственно в камерах. В новых карцерных помещениях, которые сейчас оборудуем, видеокамеры устанавливаем сразу. Кроме этого, один участок мы уже оборудовали видеокамерами, установили 15 камер. В дальнейшем, это перспектива на следующий год, хотим все камеры оборудовать видеонаблюдением. Это дисциплинирует как сотрудников, так и заключенных.

Для наблюдением за территорией создан пульт видеонаблюдения, где несут службу три сотрудника. Они сразу выявляют нарушения, в том числе, по порядку несения службы. В случае возникновения чрезвычайных ситуаций, оператор имеет возможность сразу подать сигнал тревоги и принять быстрые необходимые меры.

- Какое еще технические оснащение будете вводить в СИЗО?

- Сейчас на территории отряда по хозяйственному обслуживанию (туда входят заключенные уже приговоренные и отбывающие в Бутырке весь срок наказания) установили три таксофона, с которых по карточкам можно позвонить домой. В ближайшее время установим связь через Интернет, так называемый скайп, чтобы осужденные имели возможность общаться со своими родственниками путем видео-связи.

- Сергей Вениаминович, за пять месяцев работы в Бутырке Вам удалось добиться определенных успехов. Что помогает справляться с таким непростым хозяйством?

- Главное – коллектив. Когда в механизме все колесики крутятся правильно, то и весь механизм работает. Когда идет сбой одного колесика – происходит цепная реакция. Так и здесь – один в один. Подбор персонала, обучение, расстановка изо дня в день – вот что важно. На сегодняшний день некомплект в Бутырке – всего 3 человека из почти 500 человек личного состава. И на свободные должности уже есть претенденты, которые сейчас проходят согласование. Кроме того, у нас есть резерв из уже отобранных претендентов, которые готовы прийти на освободившиеся места. Укомплектовались практически полностью, не смотря на то, что процесс был сложный - людей искали в воинских частях, военкоматах, техникумах, училищах, Интернете и в метро.

- Вы так серьезно подходите к отбору персонала. Пришлось ли Вам попрощаться с кем-то из прежних сотрудников?

- Да, к сожалению, пришлось. С момента моего назначения поменялось три заместителя и ряд сотрудников, которые не хотели работать как положено, в связи с чем мы приняли решение и расстались. В настоящее время все вопросы с коллективом определились, мы все настроены на конструктивную работу.

Галина Саливон, «РИА Новости» - 08.11.2010




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Достоевский Ф.М.

4 года каторги

22 декабря 1849 Достоевский вместе с другими ожидал на Семёновском плацу исполнения смертного приговора. По резолюции Николая I казнь была заменена ему 4-летней каторгой с лишением "всех прав состояния" и последующей сдачей в солдаты.









Ссылки