Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2010 / Январь Поиск:
16 Января 2010

Правозащитников прикроют прокуроры

У заключенных появится чуть больше надежд на решение их проблем

Полтора года в России действует закон об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах заключения. Правоприменительная практика показала, что в нем есть «узкие места», а также нестыковки с рядом других российских законов. И вот вчера группой депутатов Госдумы в эти документы предложены поправки, которые должны облегчить общественникам работу с подозреваемыми, обвиняемыми и заключенными. Правозащитники приветствовали эту законодательную инициативу, но отметили, что ее явно недостаточно.

За подписью глав четырех думских комитетов в Госдуму вчера представлен законопроект о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ, связанные с законом об общественном контроле за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания. На помощь правозащитникам, занимающимся этим нелегким делом, пришли председатель комитета ГД по безопасности Владимир Васильев, глава комитета по законодательству Павел Крашенинников, а также руководители комитета по конституционному законодательству Владимир Плигин и комитета по делам общественных объединений Сергей Попов. Такой авторский состав является залогом того, что законопроект обязательно будет принят. Подтверждением тому стал и положительный отзыв со стороны правительства. Вице-премьер Сергей Собянин отписал депутатам всего лишь пару незначительных замечаний, пообещав, что в случае их устранения препятствий для принятия закона не будет.

Общественные наблюдательные комиссии (ОНК) в регионах, образованные по закону об общественном контроле, созданы в июне 2008 года. Они и должны в сотрудничестве с администрациями колоний и СИЗО заниматься надзором за правами человека в этих структурах. По словам главы московской ОНК Валерия Борщева, это даже в столице происходит с переменным успехом, а на местах проблем у общественников еще больше.

Тем более, отметил собеседник «НГ», что под это понятие иногда подпадают удобные для администраций колоний люди. Скажем, в Мордовии в ОНК состоит большое количество ветеранов уголовно-исполнительной системы, что, конечно, больше помогает ее собственной работе, но вовсе не соблюдению прав заключенных. В Москве, отметил Борщев в беседе с «НГ», у правозащитников бывают и проблемы: «Например, с УВД Центрального округа у нас сотрудничество получается не всегда, в некоторых отделениях милиции нас просто не пускали – причем не основываясь ни на каких более или менее законных основаниях». Депутаты, по мнению правозащитников, сделали хотя бы одно важное дело. В закон о прокуратуре РФ добавлена норма о том, что в сферу прокурорского надзора входит соблюдение региональными властями и должностными лицами правоохранительных и пенитенциарных структур положений закона об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания. Валерий Борщев, кстати, сообщил, что на одной из недавних расширенных коллегий Генпрокуратуры он публично обратился к генпрокурору Юрию Чайке с просьбой осуществлять такой надзор.

Теперь, сказал Борщев, на жалобы правозащитников в адрес сотрудников службы исполнения наказаний прокуроры хотя бы не будут разводить руками. Однако, по его мнению, все это нужно считать всего лишь первым шагом. Например, во вчерашнем проекте есть норма: за воспрепятствование общественникам чиновники могут быть оштрафованы на 500–1000 руб. Борщев уверен, что это очень мало: «У нас в некоторых случаях с водителей берут большие штрафы».

Борщев рекомендовал депутатам Госдумы править не только связанные с базовым законом кодексы и прочие нормативные акты, но и сам закон. Потому что в нем есть много мест, имеющих либо нечеткую, либо двоякую формулировку. Например, сказал он «НГ», в некоторых отделениях милиции общественникам отказываются давать книгу доставленных туда граждан или медицинский журнал. В одном из столичных СИЗО ОНК отказались показать прейскурант цен в тюремном ларьке. «Понятно, почему: ведь нередко происходит сговор администраций и коммерсантов – и с заключенных просто начинают тянуть деньги».

Еще один момент: закон позволяет членам ОНК производить в колониях фотосъемку – с разрешения и под контролем администрации, естественно. Однако во многих местах вопреки закону разрешений на это правозащитникам не дают. Нарушается и один из основных принципов закона об общественном контроле – передача заключенными жалоб без цензуры. Более того, хотя закон разрешает беседу членов ОНК с заключенными в пределах видимости, но не слышимости от надзирателей, это правило часто нарушается. А еще для приезда, скажем, в отделение милиции ОНК по закону разрешения не нужно. Закон говорит лишь об уведомлении, причем не указывает никаких сроков. «Иногда нам безосновательно отказывают, требуя предварительного уведомления», – пояснил собеседник «НГ».

Иван Родин, «Независимая газета» - 15.01.10г.




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:


Краска для промышленных полов. Только у нас наливные полы в квартире от компании Траймер.

Портреты: Достоевский Ф.М.

4 года каторги

22 декабря 1849 Достоевский вместе с другими ожидал на Семёновском плацу исполнения смертного приговора. По резолюции Николая I казнь была заменена ему 4-летней каторгой с лишением "всех прав состояния" и последующей сдачей в солдаты.









Ссылки