Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2009 / Август Поиск:
11 Августа 2009

Засуньте вашу демократию…

Милицейская дубинка как орудие сексуального насилия. История «зачистки» в селе Южное

В июне в Забайкальский правозащитный центр обратились жители села Южное с жалобами на пытки в милиции. По их словам, стражи порядка хватали первых попавшихся под руку и без достаточных на то улик заставляли сознаваться в кражах домашнего скота. В случае отказа, по словам пострадавших, их не только избивали, но и подвергали сексуальному насилию при помощи милицейских дубинок.

По итогам милицейского «карательного рейда» по селу Южное у всех задержанных были обнаружены телесные повреждения, у одного — разрыв барабанной перепонки. Кроме того, всех потерпевших в ОВД Забайкальского района более трех суток морили голодом, отчего у одного из них обострилось заболевание внутренних органов.

Однако в этот раз дело простыми избиениями не ограничилось. Вот как описывает свой опыт общения с милицией 35-летний Александр А.: «Следователь сказал, что Котов (фамилия пострадавшего изменена) сейчас станет «пид…ом». В кабинет зашли трое сотрудников, они схватили Котова, нагнули его, зажали голову. Один из сотрудников полностью стянул с Котова штаны. Другой взял со стола милицейскую дубинку, подошел к шкафу, открыл дверки. Я увидел, что в шкафу на полке стоит пластмассовая банка с обувным кремом черного цвета, в которую сотрудник обмакнул конец дубинки. После этого он подошел сзади к Котову и стал заталкивать этот конец дубинки в его задний проход. Котов сильно кричал, умолял милиционеров, чтобы они прекратили это делать. Все это продолжалось около двух минут».

Пострадавшие жители после пыток сразу обратились в прокуратуры Борзинского и Забайкальского районов, но там сельчанам дали от ворот поворот. Тогда они приехали в Читу — в отдел собственной безопасности УВД по Забайкальскому краю. Особисты заверили их, что примут все необходимые меры, однако целый месяц укрывали даже сам факт обращения пострадавших. Хотя по закону обязаны были сразу поставить в известность следственный орган прокуратуры, чтобы в рамках официальной проверки было проведено медицинское обследование всех избитых лиц. И в первую очередь — парня, который в милиции не только оглох на одно ухо из-за разрыва барабанной перепонки, но и был изнасилован милицейской дубинкой.

— По горячим следам сотрудники прокуратуры и ОСБ УВД этого не сделали. А через полтора месяца, когда к делу подключились мы, судмедэксперт не обнаружил видимых повреждений у пострадавшего. Теперь служба собственной безопасности УВД обвиняет людей в клевете на милицию, — говорит Роман Сукачев, начальник правового отдела Забайкальского правозащитного центра.

По мнению правозащитников, если бы особисты при контакте с пострадавшими захотели установить истину, они настояли бы на медицинском исследовании. И официально ссылались бы на выводы экспертов в случае, если бы не подтвердился факт сексуального насилия. А раз этого не произошло, деяния сотрудников Забайкальского РОВД, в соответствии с практикой Европейского суда, подпадают под принцип презумпции виновности. Иными словами, у общественности есть все основания верить информации о фактах сексуального насилия в этом подразделении.

Уголовное дело было возбуждено только через два месяца, когда об этой истории с помощью правозащитников стало известно Генпрокуратуре РФ и СМИ.

— Закон требует от надзорных органов безотлагательной проверки такого рода заявлений, — говорит Виталий Черкасов, директор Забайкальского правозащитного центра. — Любое промедление играет на руку виновным милиционерам. Очень часто из-за волокиты, а то и откровенного покровительства со стороны следствия многие улики и вещдоки теряются безвозвратно.

От безнаказанности произвол милиции приобретает все более изощренную форму. Правоохранители давно уже не ограничиваются банальным избиением с применением излюбленной пытки типа «ласточка». В их арсенале есть масса других способов выбивания показаний. На основании пятилетнего мониторинга жалоб граждан юристы Забайкальского правозащитного центра пришли к выводу, что насилие сексуального характера стражи порядка используют все чаще.

— Стоит отметить, что все пострадавшие проживают в разных районах Забайкальского края и друг друга не знают, — отмечают в правозащитном центре. — Следовательно, обвинять их в сговоре и попытке оклеветать нашу милицию нелогично. География этих жалоб обширна, что позволяет делать вывод о распространенности такого метода насилия.

Вот только несколько примеров из заявлений граждан, которые настаивают на том, что подверглись сексуальному насилию в милиции.

Бывший детдомовец-инвалид Вячеслав Н. из села Малета Петровск-Забайкальского района обвиняет двух сотрудников милиции в том, что они топили его в реке, применяли пытку «ласточка», заталкивали сосновую шишку в рот. А также пытались изнасиловать милицейской дубинкой, обещая рассказать об этом «всем в деревне». По словам пострадавшего, от него требовали признания в поджоге магазина, принадлежащего семье одного из милиционеров.

От ранее судимого Евгения К., по его словам, в милицейском кабинете требовали дать ложные показания. Не добившись результатов обычными пытками, милиционеры поставили Евгения на колени. Один сотрудник сзади обхватил его за шею руками, второй встал сбоку с фотоаппаратом, а третий подошел спереди, достал половой член и стал им водить перед лицом жертвы. Сотрудники грозились распространить фотоснимки среди друзей Евгения. Заявитель утверждает, что если бы это произошло, то ему по воровским понятиям была бы одна дорога — в петлю. Однако в суде выбитые под пытками показания не нашли своего подтверждения.

Потерпевший Сергей К. пятый год обвиняет сотрудников УБОПа в пытках, в том числе и сексуального характера. Он утверждает, что в помещении УБОПа его сбили с ног, насильно сняли трико и пытались изнасиловать инородным предметом.

Оправданный в суде житель Читы Евгений М. утверждает, что оперативники Ингодинского РОВД сломили его волю и заставили оговорить себя угрозами: «В СИЗО тебя посадят в камеру к «петухам», где из тебя самого сделают «петуха». Евгений впервые оказался в милиции, поэтому угрозу воспринял реально и ради своей безопасности оговорил себя.

Как показывает пятилетняя практика, по такому сценарию развиваются практически все резонансные дела о милицейском произволе в Забайкалье. Более или менее оперативно расследуются уголовные дела только в отношении рядовых стражей порядка. Но стоит жителям пожаловаться на групповое насилие, дело сразу спускается на тормозах, создаются условия для волокиты, уничтожения улик, запугивания потерпевших и свидетелей.

Понятно, что на официальном уровне пытки сексуального характера признают не скоро. В первую очередь потому, что прокуратура, следственные органы при прокуратуре, да и суды ставят случаи произвола милиции в один ряд с иными общеуголовными преступлениями. И, соответственно, не уделяют повышенного внимания этой категории должностных преступлений. Кроме того, не хватает умелых следователей, которые специализировались бы именно по этой категории дел. В итоге дела о милицейском насилии разваливаются уже на стадии предварительного следствия, либо в суде — «легким взмахом руки» защитника подсудимых. А если суд и выносит приговор милиционерам, то наказание чаще всего является условным.

При таком подходе официальных органов к проблеме взаимоотношения сотрудников с населением жалобы на изощренные пытки в милиции будут только множиться.

Наталья Даурцева,

пресс-секретарь Забайкальского правозащитного центра, "Новая газета" № 86 от 10.08.2009




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Жанна Агузарова

Полгода за музыку

В 1984 году во время одного из концертов группы "Браво" Жанна Агузарова была арестована по обвинению в подделке документов. В заключении она провела полгода.









Ссылки