Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2008 / Ноябрь Поиск:
12 Ноября 2008

Обыкновенный беспредел

Молодой чеченец Лечи Джанаралиев получил 13 лет лишения свободы. Врачи утверждают, что осужденный может содержаться в мордовской колонии, несмотря на то, что парализован.

Чеченский суд и тюремные врачи вынесли смертный приговор 28-летнему Лечи Джанаралиеву

За гранью

В последнее время много пишут и говорят о чеченской колонии в Чернокозово. Говорят, что там не хватает свободных мест для всех желающих. Наверное, так и есть. Между тем злые языки утверждают, что иногда приходится давать взятки, чтобы попасть в эту "заветную" колонию. Мы не знаем, правда ли это, но история Лечи Джанаралиева убеждает: не все ладно в тюремном ведомстве Чечни. Врачи из колонии в Чернокозово дали заключение о том, что парализованный осужденный в состоянии выдержать этап и может содержаться в мордовской колонии. Почему они не оставили своего соотечественника отбывать наказание в Чечне? Врачи не могли не знать, что согласно диагнозу Джанаралиев вообще должен быть освобожден от наказания.

Залина Джанаралиева уже в который раз рассказывает журналистам одну и ту же историю. Тогда, в апреле 2005 года, они с мужем Лечи ненадолго вернулись из Хасавюрта в Грозный: "Мужу почти сразу позвонил друг, с которым они давно не виделись. Договорились встретиться в центре города. Уже потом Лечи рассказывал мне, что когда они ехали к нам домой, на мосту им просигналили милиционеры. Ни Лечи, ни его друг этого сигнала не заметили и не остановились. Было темно. Машину обстреляли: друга убило сразу, а Лечи тяжело ранило. Пуля попала в голову".

Средневековая жестокость

Лечи Джанаралиева увезли в 9-ю грозненскую горбольницу. Там прооперировали. Через несколько часов у дверей реанимационного отделения появился судья. И прямо у больничной койки вынес постановление о заключении Джанаралиева под стражу. Правда, тот никуда убегать не собирался. После операции его парализовало.

Через месяц, не обращая внимания на протесты врачей, следователи забрали Джанаралиева в Ленинский РОВД. Там, как он рассказывает, его допрашивали, не делая никакой скидки на то, что он парализован. А это значит, пытались всеми возможными способами выбить из него признания. Но 28-летний Лечи за собой никакой вины не чувствовал. Его друг действительно был в розыске и вроде бы имел какое-то отношение к так называемым незаконным вооруженным формированиям. Но не Лечи.

И все-таки Джанаралиева обвинили сразу по трем статьям: 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов), 209 (бандитизм) и 222 (незаконное хранение оружия). Бандитизмом был признан случай на посту. По версии следствия, Джанаралиев и его друг сами обстреляли милицейский пост. Впрочем, сторона обвинения так и не представила на суде оружия, из которого Лечи якобы обстреливал милиционеров.

Из СИЗО в суд Джанаралиева доставляли на носилках. Приговор суда поразил средневековой жестокостью: парализованного приговорили к 13 годам лишения свободы. За что? Ведь он никого не убил. Да и обстоятельства его "преступления" представляются крайне туманными. Неужели судья выполнял "план" по количеству приговоров, вынесенных за "бандитизм "?

Залина рассказывает, что родственникам обещали после приговора обязательно положить Лечи в тюремную больницу в Георгиевск. Но, как водится, обманули. И отправили общим этапом в колонию в Ижевске. "Было страшно смотреть, как конвоиры его волоком тащили, — говорит Залина. — Обещали, что в Ижевске он будет содержаться в больнице. Но там его продержали всего неделю, а когда услышали, как он молится, опять отправили на зону". Через год жена добилась пересмотра дела, и Лечи этапом привезли в Грозный. В июле прошлого года надежды Залины на милосердие чеченского правосудия рухнули окончательно. Рассмотрев дело, судья Мадаев исключил обвинение в незаконном хранении оружия. В связи с этим снизил подсудимому срок на полгода — вместо тринадцати Лечи получил 12 с половиной лет лишения свободы. За что? Если у него не было оружия, то о каком бандитизме может идти речь? Как, сидя в машине, он мог "посягать на жизнь милиционера "?

Нарушители клятвы Гиппократа После суда парализованного Лечи снова отвезли в Георгиевск. В марте 2008 года там собралась представительная медицинская комиссия, которая решила, что, согласно постановлению правительства РФ "О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от наказания в связи с болезнью", Джанаралиев должен быть выпущен на свободу. Его диагноз — "травматическое заболевание ЦНС с выраженными стойкими явлениями очагового поражения мозга" входит в список заболеваний, при которых осужденного "комиссуют".

По словам Залины, все врачи в Георгиевске были уверены, что ее мужа нельзя держать в заключении: "Он не может передвигаться без посторонней помощи, не может сидеть, только лежит". Тем не менее из Георгиевска его вернули в СИЗО Грозного, а потом отправили в Чернокозово".

И там случилось самое страшное: по непонятным причинам местные тюремные врачи проигнорировали и постановление правительства России, и мнение медицинской комиссии. Подписав бумагу о том, что парализованный Лечи Джанаралиев может следовать по этапу и отбывать наказание в Мордовии, они не только нарушили клятву Гиппократа, но и презрели простые человеческие понятия о добре и зле. И фактически подписали ему смертный приговор.

Защищая мужа и пытаясь спасти его от страданий, которые ему приходится испытывать каждый раз, когда его в буквальном смысле тащут по этапу из тюрьмы в тюрьму, Залина искала помощи у уполномоченного по правам человека в Чечне Нурди Нухажиева. Но он почему-то не сумел найти единственно правильный выход из этой чудовищной ситуации. Он не смог помешать сотрудникам тюремного ведомства отправить парализованного Джанаралиева по этапу в Мордовию. Когда Залина во второй раз обратилась к уполномоченному с просьбой все-таки перевести мужа в Георгиевск, в аппарате Нухажиева ей предложили написать еще одно заявление.

Сейчас Лечи Джанаралиев находится в мордовской колонии ИК-21. По словам жены, его должны были положить в тюремную больничку. Сколько его там будут держать, одному Богу известно. Залина не сможет к нему ездить так часто, как если бы он лежал в больнице в Ставропольском крае. Или содержался в Чечне.

Оставим в стороне недоказанное обвинение и сомнительный приговор. Попробуем посмотреть на всю эту ситуацию беспристрастно. Компетентная медицинская комиссия признала, что парализованный инвалид первой группы должен быть освобожден от наказания. Но сотрудники местного УФСИН (управления федеральной службы исполнения наказаний), которые отвечают за Джанаралиева, не моргнув глазом и, по сути дела, наплевав на решение медиков, отправляют его по этапу в Мордовию на верную смерть. Остается лишь маленькая надежда, что президент Чечни просто не знает об этом беспределе. А как только узнает, обязательно вмешается, не допустит…


"Дош" № 7 (21) за 2008 год




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Осип Мандельштам

Умер на пересылке

В ноябре 1933, на пике своей ненависти к советскому официозу, пишет злую антисталинскую эпиграмму «Мы живём под собою не чуя страны…», за которую его арестовывают и отправляют в ссылку в Чердынь.









Ссылки