Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2010 / Апрель Поиск:
16 Апреля 2010

Дело Алексея Соколова: «Объективный» суд

14 апреля 2010 года

Вот и не верь в «плохие» числа! Судебное заседание 13 апреля, удачным для защиты не назовешь. До допроса Алексея Соколова, судебное следствие так и не добралось. Но это - не самая большая проблема. Действо под названием «рассмотрение уголовного дела по обвинению Соколова Алексея Вениаминовича в совершении преступлений...» и так далее, и тому подобное, по моему мнению, все больше напоминает игру в одни ворота. Впрочем, все по порядку.

Заседание, началось с моего ходатайства о фото и видео съемке данного судебного процесса. По опыту зная, что суд скорее всего в этом ходатайстве откажет, я попросил разрешения провести съемку выступления Алексея Соколова и последнего из свидетелей защиты, правозащитника Владимира Шаклеина. В этом случае, запись других подсудимых вестись не будет. Суд согласился разрешить видеозапись выступления Шаклеина. В остальной части ходатайства мне было отказано. Обоснование все то-же: остальные подсудимые и их защитники возражают против ведения видеозаписи. Суд посчитал, что видеозапись выступления Соколова невозможно вести, не снимая других подсудимых. Это не так, но с судом не поспоришь!

Отклонил суд и ходатайство защитника Соколова, Романа Качанова о приобщении к делу акта опроса свидетеля Шаклеина. Суд посчитал, что устного допроса свидетеля в судебном заседании достаточно и приобщать его письменные показания не нужно.

В своем выступлении, известный правозащитник рассказал о деятельности «Общественной наблюдательной комиссии по контролю за местами заключения в Свердловской области». О том, как вместе с Соколовым, они контролировали учреждения ГУФСИН по Свердловской области. В отношении правозащитников не раз звучали угрозы со стороны сотрудников пенитенциарной системы.

Владимир Шаклеин рассказал о своей последней инспекционной поездке, состоявшейся 6 апреля этого года. Вместе с членом ОНК Халидовой Мариной Владимировной они провели контрольный объезд мест принудительного содержания граждан. Были посещены: СИЗО No. 4 в г. Камышлове, ИВС г. Богданович и ИВС г. Сухой Лог. Владимир Андреевич рассказал суду о том, что в ИВС г. Богданович, в камере No. 8, он видел подсудимых, находящихся сейчас в зале суда: Александра Соколова, Аникина и Григорьева.

Правозащитник рассказал об условиях, в которых содержатся люди в ИВС города Богданович: помещение бетонное, бетонные стены, потолок. И деревянный пол, на котором разосланы одеяла. Никаких кроватей. Там нет никакой помывки, нет прогулочного дворика, в камере нет ни стола, ни стульев. Темнота, потому что окна заклеены. То есть, никакого естественного света. Есть лампочка, которая находится сзади, глубоко в стене и едва подсвечивает. При таких условиях, невозможно читать газеты и журналы, а тем более писать какие-то документы. Санузла практически нет. Есть спуск трубы, куда спускаются те отходы, которые бывают у человека. Никакого крана, никакой раковины. И вина в этом не только административных органов, но и прокуратуры, которая совершенно не следит за условиями содержания задержанных. Так что участники процесса лишены возможности готовится к судебным заседаниям. Владимир Андреевич назвал такие условия содержания пыточными: здоровье не выдержит находится долго в таких условиях.

Во время допроса свидетеля, адвокат Качанов спросил у Шаклеина о том, как себя показал Алексей Соколов при проверках мест принудительного содержания граждан и были ли какие-то претензии к Алексею Соколову со стороны сотрудников этих учреждений во время проведения проверок.

Правозащитник пояснил, что никаких претензий ни со стороны сотрудников ФСИН, но со стороны коллег по ОНК, к Алексею не было. Председатель ОНК Степанова получила от «Общественной палаты» грамоту за отличную работу ОНК в Свердловской области. И заслуга в этом именно Алексея Соколова.

После допроса свидетеля адвокат Роман Качанов заявил ходатайство о приобщении к материалам дела акта опроса заключенного Рошкована от 9 апреля и ходатайства о допросе в судебном заседании свидетелей защиты Рошкована и Антонова. В удовлетворении этих ходатайств суд уже отказал защите в прошедших судебных заседаниях, но, по мнению защитников Соколова, появились новые обстоятельства, указанные в акте опроса Рошкована и показаниях Шаклеина, позволяющие защите вновь обратится к суду с подобным ходатайством.

Заключенные, проходящие по одному делу содержатся вместе, причем в разных вариациях, данные лица имеют возможность согласовать позицию по делу. Это является грубейшим нарушением действующего законодательства и является еще одним аргументом, ставящим под сомнение правдивость показаний лиц, свидетельствующих об участии Алексея Соколова в преступлениях. Об этом могут рассказать свидетели Антонов и Рошкован. Кроме того, в их показаниях содержится и другая информация, необходимая для объективного рассмотрения дела. Раскрываются мотивы лиц, свидетельствующих против Алексея Соколова.

Суд материалы к делу приобщил, но в ходатайствах о вызове свидетелей в очередной раз отказал. В обоснование своей позиции, суд указал, что указанные свидетели не являются ни участниками ни свидетелями рассматриваемых судом преступлений.

Защита ответила на это ходатайством об отводе судьи Васильева.

Адвокат Роман Качанов: «В связи с тем, что суд проявляет тенденциозность по отношению к защите и моему подзащитному Алексею Соколову, я заявляю отвод председательствующему в судебном заседании. Считаю, что отклонение ВСЕХ ходатайств защиты о вызове в судебное заседание и допросе лиц, которых защита не может сама представить в судебное заседание, свидетельствует о тенденциозности суда... Суд почему-то верит показаниям обвиняемых, которые не могут быть предупреждены об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, но не хочет допросить в судебном заседании лиц, которые будут предупреждаться об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний...

Свидетели защиты допрошены только те, кто сам явился в судебное заседание. В допросе Шаклеина суд не имел права отказать. Что касается других свидетелей, мы привели бы их сами, если бы не одно важное «Но». Мы не имеем возможности штурмом взять то или иное СИЗО, ИВС, от туда вытащить того или иного свидетеля и привезти его в зал судебных заседаний...»

Алексей Соколов полностью поддержал ходатайство своего адвоката. Обращаясь к судье, он заявил: «...вы мне отказывали на протяжении всего судебного заседания. Вы мне отказывали в различных заявленных ходатайствах, в ходатайствах о допросе свидетелей. Вы безусловно доверяете даже не показаниям, а словам обвиняемых. Это мы встречали на протяжении всего судебного процесса. Вспомните! 23 декабря вы полностью поверили словам Аникина о том, что я полгода назад хотел до него как-то «добраться». Как-то повлиять на него, чтобы он поменял показания. Прокуратура заявила об этом. Сегодня у нас уже апрель месяц, никаких достоверных данных прокуратура не представила... То заявление было приложено для продления моего срока содержания. Вы поверили очередному доносу Аникина и вынесли постановление о продлении мне срока содержания. Взять Соколова Александра, который заявил, что я купил себе магазин. Вы так-же ему поверили и потом мне-же сказали, что я могу заплатить пошлину, так как я имею в собственности магазин».

На этом месте судья, которому почему-то не понравились слова Соколова, его прервал. И заявил, что к рассматриваемому ходатайству об отводе суда, все это не имеет отношения. Судье, конечно виднее. Но ведь именно безоговорочная вера суда во все, что скажут и заявят лица, имеющие отношение к обвинению, свидетельствует о его тенденциозности! И по моему дилетантскому мнению, эти обстоятельства имеют значение для обоснования отвода суда.

После небольшой дискуссии с судьей, Алексей продолжил свое выступление. Он подчеркнул, что суд систематически отказывается вызвать и допросить свидетелей защиты, которых защита сама по различным причинам не может доставить в суд, а обвинение, естественно ссылается только на показания тех свидетелей, которые ему выгодны.

Затем выступил адвокат Валерий Шухардин: «..судья своими действиями проявляет обвинительный уклон при рассмотрении настоящего уголовного дела. Изначально, с первого дня судебного заседания, позиция защиты заключается в том, что доказательства по данному делу, а именно показания других подсудимых, которые являются единственными доказательствами причастности Соколова к совершению преступлений являются надуманными, сфабрикованными следователем Банниковым и следственной группой...

Защита заявляет о вызове свидетелей защиты, которые не только являются непосредственными свидетелями совершенных преступлений, но также являются свидетелями того, как расследовалось это уголовное дело и каким образом фабриковались доказательства... И поэтому, когда суд фактически не мотивировано отказывает в вызове свидетелей защиты, которых сама защита не может по уважительным и объяснимым причинам сама доставить в зал судебного заседания, он ущемляет возможности защиты предоставлять доказательства и доказывать свою позицию в ходе судебного заседания. Вставая фактически на сторону обвинения...»

В своем выступлении, я поддержал заявленное ходатайство. И поделился своими наблюдениями. По моему мнению, суд неоднократно показывал свою предвзятость. У нас получается такая странная ситуация: с одной стороны есть свидетели обвинения. Вся доказательная база построена на их показаниях. Когда же защита пытается представить в суд своих свидетелей, пытается доказать, что показания свидетелей обвинения не являются правдивыми, то суд лишает защиту такой возможности.

Защитник Гуля Соколова так-же поддержала заявленное ходатайство. Прокурор, другие подсудимые и их защитники единым фронтом выступили против удовлетворения ходатайства об отводе суда. Никаких сомнений в беспристрастности суда у них не возникло. Суд, после небольшого перерыва, в ходатайстве защиты отказал.

Защита заявила еще ходатайства о повторном допросе свидетелей обвинения, допрошенных в отсутствие защитника Шухардина и в вызове понятых, присутствовавших при следственных действиях. Как ни странно, но эти ходатайства суд удовлетворил. Может, судье стало стыдно? Впрочем, этих людей не надо доставлять из мест лишения свободы. Так что говорить об изменении позиции суда, пока нельзя.

В этом процессе происходит много того, что не принято в суде города Богданович. И особенно это касается отводов составу суда. Как стало известно из общения с местными адвокатами, отводы составу суда в Богдановиче никогда никто не заявлял. При рассмотрении этого дела, отводы составу суда заявлялись уже шесть раз. Сначала судья весьма весело воспринимал такие действия защиты. Но кое-что меняется. При рассмотрении последнего отвода, судья Васильев уже не улыбался.

Глеб Эделев, «ДПН ИНФОРМ» - Богданович - Екатеринбург 13 - 14 апреля 2010 г.




Архив публикаций    
Читайте также:

29/04/2010 В Екатеринбурге арестован правозащитник Алексей Соколов   -   Главное /

Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 






Последние комментарии:



Портреты: Жанна Агузарова

Полгода за музыку

В 1984 году во время одного из концертов группы "Браво" Жанна Агузарова была арестована по обвинению в подделке документов. В заключении она провела полгода.









Ссылки