Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Новости / 2011 / Ноябрь Поиск:

Новости:

09:55 04/11/2011

Виктория Кузнецова сообщила в прокуратуру об угрозах со стороны оперативника Окопного

«Союз заключенных» публикует заявление активистки партии «Другая Россия» Виктории Кузнецовой прокурору. В заявлении она рассказывает о том, как оперативник Центра по противодействию экстремизму Алексей Окопный угрожал ей насилием и склонял к даче ложных показаний против члена исполкома «Другой России» Сергея Аксенова.

Прокурору г. Москвы

Куденееву Сергею Васильевичу

от

Кузнецовой Виктории Алексеевны

проживающей по адресу:

ЗАЯВЛЕНИЕ

Поводом для написания данного заявления послужили следующие события.

1 ноября 2011 г., я договорилась со своим знакомым, Аксёновым Сергеем Александровичем, о том, что вечером мы встретимся, и я побуду с его шестилетним сыном, Иваном, так как у Сергея Александровича были дела, и он не мог оставить сына одного. Ко мне часто обращаются знакомые, чтобы я посидела с их детьми, пока их нет. Я люблю детей и легко нахожу с ними общий язык, после окончания школы собираюсь поступить в педагогический институт, чтобы связать свою жизнь с воспитанием детей. Поэтому знакомые доверяют мне своих детей.

Около 17ч 45мин я встретилась с Аксёновым и его сыном, у выхода из метро «Маяковская» в г. Москве. Сергей Александрович оставил Ивана со мной.

Чуть позже, в 18 часов, на Триумфальной площади, в районе памятника Маяковскому, начался митинг «За честные выборы». У меня при себе был фотоаппарат, так как я увлекаюсь фотографией и выкладываю свои работы в интернет. Мы решили пойти в ресторан быстрого питания «Ростикс», а по дороге я остановилась, чтобы сделать несколько фотографий митинга и задержания митингующих. Хочу отметить, что мы с Иваном находились на расстоянии от места, где проводился митинг, и участия в нём не принимали.

Через некоторое время я увидела как оперативный сотрудник полиции Окопный, о котором я читала в интернете, показывает двум сотрудникам полиции на нас с Иваном пальцем и что-то им говорит. После этого эти двое сотрудников подошли к нам и приказали пройти с ними. На мой вопрос, на каком основании нас задерживают, они не ответили, а только один из них взял меня под руку, и повел меня и Ивана в сторону полицейского автомобиля. Нас усадили в автомобиль и повезли в ОВД «Тверской».

В отделении полиции меня и Ивана завели в кабинет на первом этаже, куда пришла инспектор по делам несовершеннолетних Панарина Светлана Васильевна. Она сказала, чтобы я вышла из кабинета, я ответила, что я не оставлю мальчика одного. Тогда сотрудники полиции силой вытолкали меня в коридор.

Там меня поджидал оперуполномоченный Окопный, который отдавал приказ задержать нас, и ещё один человек в штатском. Он стал меня расспрашивать на разные темы, а затем предложил дать показания против Сергея Александровича Аксёнова. В этих показаниях мне было предложено оклеветать Аксёнова, заявив, что он ко мне пристаёт и склоняет к половой связи. В случае моего отказа Окопный сказал, что «устроит мне проблемы». Так, например, что я проведу ночь в отделении, вместе с ним. Зная из публикаций в сети интернет, что этот человек причастен к убийству подмосковного оппозиционера Юрия Червочкина в 2007 году, его слова очень испугали меня, так я не знала, что он собирается сделать со мной ночью. Однако я нашла в себе силы и отказалась оклеветать Аксёнова.

Тогда данный сотрудник предложил мне с ним сфотографироваться. Я отказалась. После моего отказа Окопный насильно обнял меня рукой за плечи, а человек в штатском, который был с ним, заснял нас на фотоаппарат.

Всего в коридоре с этими сотрудниками я провела около двадцати минут. Свидетелями разговора с ними были два сотрудника ОВД в форме, которые сидели неподалёку.

После этого меня завели обратно в кабинет, где инспектор Панарина заканчивала брать объяснения у шестилетнего Ивана. В этот момент вошла мама Ивана – Анастасия Пустанакова. Инспектор предложила Анастасии ознакомиться с объяснением, которое дал её сын, и подписать его. Она отказалась. Затем Анастасию и Ивана отпустили домой, а с меня инспектор Панарина начала брать объяснения, но я отказалась его давать. Тогда инспектор заявила, что оформляет меня за участие в несанкционированном митинге. Я попросила выдать мне копию протокола, на что получила отказ. Затем Окопный отдал распоряжение о моём досмотре. Я сказала, что они не имеют право проводить досмотр без понятых. В кабинет пригласили двух понятых, которые были сотрудниками полиции в штатском. Об этом я узнала из их разговора между собой. Панарина взяла у меня сумку и стала её досматривать. То же самое она проделала с содержимым моих карманов. Никакого протокола при этом не велось. Вещи, которые были при мне, не заинтересовали сотрудников полиции и оперуполномоченный Окопный ушёл, пообещав вернуться.

К этому времени в отделение приехали правозащитники – Валерий Борщев и Анна Каретникова. Думаю, благодаря их вмешательству, меня не оставили на ночь в отделении полиции, а отвезли на «Скорой помощи» в больницу №21, где заперли на ночь в палате.

Утром на следующий день, около 11 часов, в больницу приехал оперуполномоченный Окопный. Сотрудники больницы отвели меня в комнату и оставили меня наедине с ним. Он опять начал предлагать мне дать фальшивые показания о том, что Аксёнов склонял меня к вступлению с ним в интимную связь. Оперуполномоченный указал, что если я не буду сотрудничать с ним, то у меня будут проблемы. Я вновь отказалась, хотя Окопный снова угрожал мне и оказывал психологическое давление. На этот раз весь разговор продлился минут десять. Получив отказ оклеветать Аксёнова, данный сотрудник удалился.

Спустя некоторое время за мной приехала моя мать, и мы вместе покинули больницу.


Читайте также:

04/11/2011 Сотрудник Центра «Э» угрожает расправой несовершеннолетней активистке «Другой России»   -   Главное /

Архив новостей    

АКЦИЯ В ПОДДЕРЖКУ ДОНБАССА:

Сбор гуманитарной помощи осуществляет движение Интербригады (от Лимонова).

Введите сумму пожертвования и номер телефона:


ДА
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 






Последние комментарии:



Портреты: Иосиф Бродский

Осужден за тунеядство

Все свидетели обвинения начинали свои показания со слов: «Я с Бродским лично не знаком…», перекликаясь с образцовой формулировкой травли Пастернака: «Я роман Пастернака не читал, но осуждаю!..»









Ссылки